Новостной виджет для Яндекса

Архив номеров

Номер 06 (1138) от 14.02.2018
Раздел: Городской пейзаж

Программа «Самоликвидация». Александра Смирнова – о том, почему разрушаются тверские памятники

2017 год стал для Твери годом значительных утрат объектов исторического архитектурного наследия. В феврале произошел пожар в здании детской областной больницы, в июне горела усадьба ВОСК на улице Крылова, в августе рухнул купол речного вокзала, осенью сложился «падающий» особнячок на улице Серебряной. Все это были исторические здания, формирующие неповторимый облик Твери. О неизбежности утрат и возможности сохранения культурного наследия мы беседуем с искусствоведом штатным заместителем председателя Тверского регионального отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ТРО ВООПиК) Александрой Смирновой.

Неприятных сюрпризов будет все больше

– Александра Анатольевна, перечисляя утраты, мы ничего не упустили?

– К сожалению, упустили. Совсем недавно обрушилась стена в одной из казарм Морозовского городка. Подобные происшествия происходят и будут происходить. Это касается как памятников, так и просто ценных зданий. Еще одной больной точкой является состояние исторической, в том числе деревянной, застройки в Затьмачье, Затверечье, в Центральном районе. Мы замечаем утраты крупных зданий и не замечаем тихие смерти малых, а они происходят постоянно. Мы теряем удивительные здания, и потери не прекращаются.

– Есть основания полагать, что перечень потерь исчерпан, или следует ожидать новых архитектурно-исторических драм?

– Поводов для оптимизма я не вижу. Не надо быть большим пророком, чтобы предсказать, что нас в ближайшее время ожидают новые неприятные сюрпризы, связанные с объектами культурного наследия. На тот же речной вокзал или погоревшее женское епархиальное училище (детскую областную больницу) в бюджете Тверской области на 2018 год не заложено ни копейки. В ближайшее время в аварийный список может попасть удивительный памятник конструктивизма – здание фабрики-кухни старый Дворец пионеров на ул. Баррикадной. В ужасающем состоянии находятся здания в парке Воксал в центре Твери. Дом Ворошиловских стрелков по вине Министерства обороны все больше напоминает следующего кандидата в руины.

– Некоторые здания по многу лет стоят пустыми, как, например, Аваевская богадельня на улице Салтыкова-Щедрина и соседнее Карповское училище. Сколько здания могут протянуть в законсервированном виде?

– Есть информация, что владелец Аваевской богадельни предпринимает энергичные шаги к реставрации здания. Карповское училище принадлежит министерству юстиции, здание в ближайшие годы будет приведено в порядок.

– ВООПиК наверняка знает все. Велико ли историческое наследие Твери?

– Памятников архитектуры, истории и монументального искусства в Твери много. На учете стоит более 760 единиц историко-культурного наследия. Из них 105 федерального значения, 265 регионального, остальные местного. Но мы этого богатства не замечаем и не ценим. Как неграмотный человек, получивший в руки средневековый манускрипт. Для него это просто старая бумага. Он заклеит страницы скотчем и снизит этим ценность манускрипта в разы. Так и жители города. Исторические здания уродуются современными материалами. Искажаются облики домов. Планировочные структуры города несут огромные потери. Но для человека неграмотного в этом нет вообще никакой трагедии. Яркий пример – сэкономленные 7,5 миллиона на противоаварийных работах в речном вокзале в апреле 2017 года.

 

Кто виноват, только честно

– Сейчас на какую тему ни заходит разговор, непременно сводится к развитию туризма. На ваш взгляд, что надо денежным туристам – отреставрированные памятники или руины тоже сойдут?

– Я лично противник развития туризма в виде игры на балалайке и прочих якобы исконно русских забав. Считаю, что специально под туристов делать ничего не надо (разве что ночлег и питание организовать). Надо делать так, чтобы местным жилось хорошо, тогда и туристы появятся. Но как представитель ТРО ВООПиК я обязана поддерживать концепцию туризма, если это хоть как-то поможет спасти наши объекты культурного наследия. На этот год у нас запланировано несколько проектов, связанных с созданием историко-культурных туристических маршрутов по городу.

– Приходится задать неизбежный вопрос: «Кто виноват?» В массовом сознании виновата всегда власть во всех ее ипостасях. А вы как считаете – какой из уровней властей более ответственен за печальное состояние памятников в Твери?

– Здесь много ответственных. Хотя состояние культурного наследия не является приоритетным для государства, так как не входит в перечень 24 критериев, по которым оценивается эффективность органов исполнительной власти субъектов РФ. В эти критерии культура вообще не входит. То есть теоретически за исполнение федерального законодательства, в том числе и 73-ФЗ (Закон о культурном наследии), отвечает губернатор – и по федеральному закону, и по уставу области. Но на практике проблема культурного наследия является для власти наименее актуальной.

– А откуда могли бы браться деньги на памятники?

– От штрафов с нерадивых собственников. Не знаю, отчего Главное управление по охране памятников не берет штрафы за порчу или доведение до разрушения объектов исторического наследия. Оно как-то жалеет собственников. Особенно если собственник – это не старушка в домике, а Российская Федерация, Тверская область или муниципалитет. В итоге здания рушатся, штрафов в бюджете мы не видим. Хотя мне кажется, что штрафы послужили бы мощным стимулом к совершенствованию механизмов льготной аренды.

 

Вложишь свои деньги – твою работу отнимут

– Понятно, что на государство рассчитывать не приходится. А что частные инвестиции?

– Вот постановление Заксобрания Тверской области 2015 года про льготную аренду аварийных объектов культурного наследия «Рубль за метр». Согласно сему документу, желающим вложиться предлагается разбирать дряхлые дома на следующих условиях: инвестор полностью оплачивает аренду в течение семи лет, ведет реставрацию и только по истечении этого срока с ним заключают договор аренды, причем неизвестно на какой срок. Не слышала ни об одном примере реализации постановления. Ситуация с тем же речным – реальный пример того, что этот механизм не работает.

– Почему все так плохо с памятниками? Они же такие милые – домики старинные, все разные, в отличие от типовой застройки.

– Домики старинные требуют внимания и денег. У нас же, советских и постсоветских людей, въелось в подкорку – ты деньги вложишь, вылижешь особнячок, а у тебя его в любой момент отнимут. Нет ни малейшей мотивации, кроме неких внутренних побуждений, сентиментальности. Государство создало запутанные правила, которыми неизвестно как пользоваться. К тому же равенства нет и здесь: одни собственники согласовывают каждый шаг, а другие спокойно ставят стеклопакеты – и им сходит с рук.

 

Ложка меда в бочке дегтя дело не спасет

– Внесем нотку оптимизма в нашу беседу? Не все так плохо. Путевой дворец отреставрировали и открыли для народа, на Пушкинской улице появилась галерея пейзажа имени Ефрема Зверькова. Думаю, список не окончательный.

– Оптимизм, да, необходим. В городе есть примеры удачных реставраций и приспособлений объектов культурного наследия под современное использование. Например, клиника имени Аваева. Ложкой меда в бочке дегтя, несомненно, является отреставрированный на деньги Всемирного банка и Тверской области комплекс путевого дворца. Жаль только, что знаменитая реставрационная организация «Интарсия», которая до нашего путевого дворца работала над Эрмитажем, президентской резиденцией в Стрельне и еще многими знаковыми объектами, прекратила свое существование еще до финального окончания работ над нашим дворцом. Ложкой меда бочку дегтя, увы, не спасешь.

 – Так все же – есть в Твери какие-то исторические здания, за судьбу которых не болит душа?

– К счастью, есть. Некоторым памятникам повезло – в них исторически размещаются органы власти или иные учреждения, благодаря чему мы можем любоваться комплексом зданий Восьмиугольной площади (ныне площади Ленина). Администрация Твери, Тверская городская дума, Центробанк содержат свои здания в достойном состоянии. Отремонтировано здание ТЮЗа и не диссонирует обликом с соседями. Правительство Тверской области очень бережно эксплуатирует здание на Советской площади.

– К вопросу об использовании объектов культурного наследия: одно время витала идея создать в Морозовском городке так называемый лофт – креативное пространство для творческих личностей. Вы за или против?

– У нас сейчас много идей по поводу того, где тверитяне должны отдыхать. Хотя мне кажется, более актуальным было бы сделать место, где тверитяне могут работать и что-то производить, зарабатывая деньги. Но это уже отдельная история, напрямую не связанная с объектами культурного наследия.


P.S. Это интервью не прошло цензуру правительства Тверской области и не вышло в официальной газете администрации города Твери, для которой его брала наша коллега Марина Шандарова. Не спрашивайте, откуда у нас взялась цензура, запрещенная основным законом, Конституцией РФ, и почему областное правительство занимается предварительной вычиткой материалов в муниципальной газете (вообще-то, муниципальный уровень власти не должен зависеть от власти региональной). Видимо, кто-то наверху считает, что людям ни к чему знать о том, что их город разрушается, а денег на ликвидацию разрухи чиновники не запланировали.

Беседовала Марина Шандарова


Добавить комментарий

     

 

 




Караван выходит в городах:

Тверская область
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер
Московская область
  • Волоколамск
  • Дмитров
  • Дубна
  • Клин
  • Лотошино
  • Солнечногорск
  • Шаховская