Новостной виджет для Яндекса

Архив номеров

Номер 05 (1137) от 07.02.2018
Раздел: На грани

Тараканы, муравьи и палаты после бомбежки. Состояние детских отделений больниц в Тверской области – глазами пациентов

«Караван» провел мониторинг состояния детских отделений больниц Тверской области. В первую очередь мы выясняли, предоставляют ли родителям койки в больницах или им приходится спать на стульях и приносить раскладушки, а также попутно узнавали другие «пикантные» подробности, о которых не напишет ни одно СМИ. Мы пытались получить комментарии главврачей, но почти все потребовали разрешения от министра здравоохранения региона. Наш запрос был направлен министру Виталию Синоде и, видимо, канул в Лету. Поэтому публикуем как есть.

 

Тверь 

Детская областная больница

Как прокомментировала Анна Зайцева, главный врач детской областной клинической больницы, родителям с детьми предоставляются отдельные койки согласно закону. Однако опрос показал, что кому-то везет больше, кому-то – меньше.

Вероника Иванова:

– Лежала летом, кровать была и у меня, и у дочки. Провели в больнице 38 дней, условия хорошие, кормили тоже хорошо, отношение великолепное.

Андрей:

– Моего 17-летнего сына неделю назад определили в палату к девочкам, потому что не было коек, но потом хорошо подумали и положили к младенцам. В общем, «обломался» парень.

Ирина Шамова:

– Лежала с ребенком год назад в платном отделении на одной кровати, кормили только ребенка.

Светлана Рачеева:

– В сентябре лежала с ребенком в боксе (палата с душем и туалетом). Все хорошо, даже спрашивали, приносить нам еду в палату или я сама схожу за едой.

Ксения Туреева:

– Мы лежали в декабре 2017-го. Сначала нам дали детскую койку на двоих (ребенку два года), вечером кого-то выписали, нас перевели в другую палату, где кровать большая. Кормят, прямо скажу, не очень. Еда пересолена, дети не едят. Ходили в магазины, покупали еду сами. Там кишат тараканы, ты с ними ешь, спишь, дети ими играют.

Инна Михайлова:

– Лежали в областной, в ЛОР-отделении. Койки для родителей не предоставляли, спали на одной с ребенком, но на тот момент нам было уже 4,5 года.

Анна Капосина:

– Лежала с ребенком в детской областной больнице, выделили одну кровать на двоих, причем с оперированным ребенком.

 

1-я детская городская больница

Анастасия Наместникова:

– Дочке предоставили детскую кроватку (люльку) и мне обычную кровать (очень просторную). Условия отличные. Есть холодильник, микроволновка и даже электрическая плитка. Персонал заботливый, особенно медсестры.

Юлия Кузьмина:

– В первой детской больнице в Твери дали бокс отдельный. Кормили плохо, муж приносил еду. Иногородние там «умирали» от голода. Мы лежали с грудничком, люлька и кровать для взрослого была. Ремонт свежий, но негде было стерилизацию бутылок проводить, одна электроплита на все отделение, в которой вода закипала примерно минут сорок.

 

Детское отделение при 6-й городской больнице

Анастасия Кравченко:

– Мы последний раз лежали с двумя детьми: я в одном крыле, муж – в другом. В новом корпусе условия хорошие, персонал тоже. В старом ужасно, палаты маленькие, холодно. Там срочно нужен ремонт. Также лежали в областной, в хирургическом отделении, и в первой городской детской больнице в Твери, там условия хорошие.

 

Вышний Волочек

Как сказала главный врач Вышневолоцкой ЦРБ Алла Радайкина, «сейчас зима, высокая заболеваемость, поэтому койки могли не предоставляться, но это единичные случаи, обычно мы даем койку для родителя».

Елена Громова:

– Лежали в ЦРБ в Вышнем Волочке в хирургическом отделении чуть больше недели назад. Ребенку восемь месяцев, но не дали кроватку (люльку), хотя двумя этажами ниже родовое отделение, можно было у них попросить. Разогреть детское питание негде. Малыш спал со мной на очень высокой кровати. С одной стороны подпирала матрас сумкой, с другой стороны лежала я. На соседней кровати малышка лет трех спала, ее маме пришлось спать сидя. В отделении обшарпанные стены и рваный линолеум.

Юлия Кузьмина:

– В инфекционном отделении в Вышнем Волочке лежали с двумя детьми полтора года назад. Ремонт нормальный, нам дали две кровати – одна люлька, вторая широкая с боковыми держателями. Бокс был рассчитан на троих человек.

 

Конаково

Ирина Пятых:

– Большой рассказ можно написать про детское отделение в Конакове. Дают две койки на взрослого и ребенка, но в детскую кровать нужно приносить свое белье. Кроме того, кормят только детей.

Не так давно я сама лежала в терапевтическом отделении, и полы здесь моют два раза в день, а в детском отделении – всего один. И то «моют» – это громко сказано. Неудивительно, что ночью выползают всякие твари. При заселении в палату обратили внимание на кровать, а именно на подушку, на ней была осыпавшаяся с потолка штукатурка.

Отдельная тема посвящена медсестрам. Дорогие мамочки, я, конечно, надеюсь, что это был единичный случай, но все же проверяйте таблетки, которые дают вашим детям! Нам в один прекрасный вечер вместо амброксола принесли супрастин, в последующие дни приносили все верно. Иногда, кстати, вовсе забывают принести лекарство, нужно подходить к медсестре и спрашивать.

В палатах очень жарко. Новая душевая кабина не работает – хорошо хоть возле боксов для грудничков есть ванночки. Имеется веранда для прогулки выздоравливающих детей, но там довольно холодно. Раньше, говорят, там была горка и даже качели, сейчас это просто большое просторное помещение с несколькими стульями.

 

Елена Белякова:

– В нашем городе Конаково ужасные условия в больнице. Это просто жесть. В одном коридоре и больные дети, и здоровые, коридоры грязные, не проветриваются. Про талоны вообще отдельный разговор: либо нет вообще, либо слишком мало. Звонить в регистратуру вообще не хочется, они трубку кидают.

 

Кашин

Алена Стрельцова:

– Лежала две недели в кашинской больнице, спали вдвоем с дочкой, а нам уже три года – так и мучились. В Твери, в отделении неврологии областной больницы, так же было, но с другими мамами. Девушка, помню, приехала из другого города, ей предложили с грудным ребенком лечь на кровать размером для школьника. Когда она возмутилась, место сразу нашли.

 

Калязин

Ксения Туреева:

– Не дают родителям койку, ребенку два года. Одна кровать на двоих.

Полина Михальцова:

– Лежала в сентябре в Калязине, в инфекционном отделении, с 4-месячным ребенком. Это ужас! Корпус будто после бомбежки: окна не закрываются, в стеклах дыры – ветер, холодно.

Мы лежали на одном этаже со взрослыми. Хорошо, нам дали отдельную палату, но туалет смежный. Кровать дали ужасную, у моего дедушки в сторожке, в лесу, такая же стояла, чтобы во время охоты зайти и отдохнуть. Она старая, ржавая, панцирное основание сломано. Для ребенка дали кроватку, но мы ей не пользовались, так как там ползали муравьи, падали с потолка мухи и дул жуткий ветер из щелей.

Но при всех этих огромных минусах хочу сказать огромное спасибо персоналу, медсестры там чудо-женщины. Одна пришла ко мне ночью, предложила подержать ребенка, который постоянно плакал, чтобы я отдохнуть могла. Все очень заботились: кормили меня, чаще мыли полы у нас, поддерживали. Я им безгранично благодарна. Врач трепетно и внимательно относилась к малышу, каждый день приходил педиатр из другого корпуса!

Конечно, стыдно должно быть вышестоящему руководству Тверской области, таких палочек для мазка горла и всех остальных медицинских прибамбасов я не видела в Москве лет двадцать. Это не совок, это прошлый век! Из-за того что здание является памятником архитектуры, там не могут вставить окна. Чайник надо приносить из дома (ребенок на смеси), сразу берите с собой удлинитель, так как провод до розетки под потолком не дотянется. Душа нет, кто-то должен остаться с ребенком, пока вы сходите помыться домой.

 

Жарковский

Катерина Чередникова:

– Я 2,5 года назад лежала с малышом в Жарковской ЦРБ, в апреле. Для малыша была кроватка, и мне дали койку. В палате было холодно, но нам поставили обогреватель.

 

Торжок

Елена Старикова:

– В Торжке в детском отделении сделан ремонт, окна и двери в палатах новые, стены покрашены. Новые тумбочки, но остальная мебель древняя, на табуретки страшно садиться. Лежали осенью неделю, за это время пол в палате помыли только два раза. В коридоре и туалете чисто, кормят сносно. Койки для матерей есть, правда, они продавливаются до пола, но все же лучше, чем ничего.

 

Осташков

Людмила Никанорова:

– И мне, и ребенку предоставили кровать. Кормили нас хорошо. В отделении у нас чисто, белье постельное чистое. Все зависит от главного врача больницы и заведующего отделением.

 

P.S. Как видите, отзывы были как положительные, так и отрицательные. Если у кого-то из главврачей все же появится желание дать комментарий, то мы открыты для получения дополнительной информации (infoportaletver@mail.ru, тел. 63-13-32).

Надеемся, что руководство больниц примет к сведению критические замечания пациентов и сделает все возможное для исправления недостатков. Понятно, что многое определяется финансированием, но, во-первых, многие главврачи являются членами известной партии и в конце каждого срока призывают голосовать за известных кандидатов, а значит, и разделяют ответственность за все происходящее, а во-вторых, никто не отменял человеческий подход к пациентам, который может в какой-то мере искупить недостаточно комфортные условия.


В Кимрах по детскому отделению больницы бегают тараканы

В группе «Подслушано – Савелово/КИМРЫ/Док/Заречье/Микро» в соцсети «ВКонтакте» жители Кимр разместили видео из детского отделения Кимрской ЦРБ: по стенам бегают целые «стада» тараканов.

Пациенты говорят, что больница остро нуждается в ремонте. Там нет воды и душа:

«Нужно, чтобы узнали все, какой беспредел продолжается в детской больнице. Во-первых, нет душа, во-вторых, воды. Бабушки, мужья с детьми остаются, чтобы мамы домой сбегали помыться».

Возмущенные жители планируют написать заявления в прокуратуру и в Минздрав Тверской области.


В Бежецке завершился шестилетний ремонт детского отделения больницы

5 февраля детское отделение Бежецкой ЦРБ наконец-то начало переезжать на свое законное место – на третий этаж здания, где располагается сердечно-сосудистый центр. Там завершился ремонт, частично завезена новая мебель.

Напомним, в 2012 году детское отделение выехало из своего здания из-за ремонта. Его перебазировали в игуменский корпус бывшего монастыря с дореволюционными лестницами и туалетами без унитазов. Предполагалось, что это всего на пару месяцев, а на деле все растянулось на четыре года.

Косметический ремонт, выполненный на третьем этаже, оказался сделан некачественно, для его завершения потребовались дополнительные средства. Отделение обещали открыть еще к началу 2017 года, но, видимо, ремонт опять затянулся.

Екатерина Смирнова


Газета «Караван+Я» выходит на территории Тверской и Московской областей с приложением «Ярмарка объявлений». Работа, недвижимость, строительство, образование, туризм, бизнес – все, что вам необходимо знать, вы найдете у нас! Принимаются бесплатные объявления по телефону: 8(4822)788-139. Нужен больший эффект? Для Вас реклама и платные объявления! Тел.: 8(4822)788-798. Подробнее с правилами можно ознакомиться по ссылке.



Добавить комментарий

     

 

 




Караван выходит в городах:

Тверская область
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер
Московская область
  • Волоколамск
  • Дмитров
  • Дубна
  • Клин
  • Лотошино
  • Солнечногорск
  • Шаховская

 

Тверской цирк

Оформи подписку на газету "Караван+Я"

Абитуриент-2018