Новостной виджет для Яндекса

Архив номеров

Номер 47 (1128) от 29.11.2017
Раздел: На грани

Краснохолмский гамбит. Как разыграли партию по отъему бизнеса у совладельца электромеханического завода

24 ноября соучредителя Краснохолмского электромеханического завода Сергея Куницу осудили по статьям 201 УК РФ («Злоупотребление полномочиями»), 196 УК РФ («Преднамеренное банкротство») и приговорили к пяти с половиной годам колонии общего режима. Приговор, по мнению стороны защиты, бездумно копирует обвинение и будет обжалован. Сергей  Куница неоднократно подчеркивал, что не признает свою вину и вообще не видит состава преступления. Выгодополучателем от такого решения суда стала новая администрация КХЭМЗа, связанная с московской фирмой «Агора», которая сейчас работает на территории завода.

В то время как соцчредитель КХЭМЗа Сергей Куница находится в СИЗО...

...фирма "Агора" работает на территории КХЭМЗа (на фото свидетели обвинения Зинаида Божикова и Майя Крылова представляют компанию "Агора" в Твери на Дне машиностроителя)

В своем последнем слове Сергей Куница обратил внимание на коррупционную составляющую дела:

– Я хотел бы процитировать Александра Хуруджи, уполномоченного по защите прав предпринимателей, находящихся под стражей: «Если вы смогли наладить бизнес, который может работать автономно, ждите, что у вас его отберут. Особенно цинично и страшно, что делать это будут с участием коррумпированных представителей правоохранительных органов. Ждите ареста и уголовного дела с реальным сроком». Мы рассматриваем дело об ущербе, нанесенном Краснохолмскому электромеханическому заводу. Но сам по себе КХЭМЗ (с его долгами. – Прим. ред.) никому не интересен. Интересно то предприятие, которое работало с отлаженной системой производства и сбыта продукции и было конкурентоспособным (имеется в виду одноименный завод, зарегистрированный в Череповце и работавший на территории КХЭМЗа. – Прим. ред.). В результате его и отобрали. Если кто-то будет говорить, что делалось это без участия правоохранительных органов, то это просто будет некрасиво. До тех пор, пока в России бизнес будут не создавать, а отбирать, у нас будут в ходу ложки из Китая и поварешки из Бразилии, а единственным отечественным бизнесом останется торговля «полторашками».

На протяжении всего процесса Сергей Куница трижды просил отвода судьи на том основании, что стороне защиты отказывают в ходатайствах о приобщении важных документов и в целом принимается обвинительный уклон. В последнем слове подсудимый выразил уверенность, что «в данных обстоятельствах суд не может вынести оправдательный приговор», и, видимо возлагая надежды на апелляцию, попросил лишь достоверно отразить все доказательства, представленные стороной защиты.

 

Обвинение декларирует, а не доказывает

Многие факты ставят обвинение под большое сомнение, поэтому на стадии судебных прений ожидалась бурная дискуссия между прокурором Краснохолмского района Михаилом Денисовым и адвокатом Мариной Симановой. Однако гособвинитель сухо отрапортовал по бумажке и, проигнорировав доводы защиты, как будто их и не было, с чувством выполненного долга пошел на обед.

Михаил Денисов в своих выводах часто ссылается на свидетеля Майю Крылову, которая в арбитражных судах представляла интересы соучредителя КХЭМЗа Андрея Наркевича, в данном судебном процессе играющего роль  «потерпевшего». Кроме того, Майя Крылова даже не скрывает своей связи с московской фирмой «Агора», занявшей территорию КХЭМЗа вскоре после ареста Сергея Куницы. Так, на Дне машиностроителя в Твери она вместе с бывшим директором КХЭМЗа Зинаидой Божиковой презентовала продукцию завода под вывеской ООО «Агора». Можно ли доверять показаниям  свидетелей, если отчетливо прослеживается их заинтересованность в исходе дела?  Между тем именно на показаниях Майи Крыловой и Зинаиды Божиковой, как фундаменте, прокурор Михаил Денисов строит свое обвинение.

Адвокат Марина Симанова обратила внимание суда на то, что Майя Крылова не была очевидцем событий и рассказывала со слов Андрея Наркевича, а решения арбитражных судов, на которые ссылается свидетель, не содержат никакой информации о причастности Сергея Куницы к организации преднамеренного банкротства.

– Майя Крылова декларирует, а не доказывает, и точно так же делает обвинение. Прокурор не представил никаких доказательств, что имел место факт преднамеренного банкротства и что к этому приложил руку Сергей Куница, – сказала Марина Симанова.

Один из самых ярких примеров бездоказательного декларирования – утверждение, что фирма «КТК», заключавшая договоры с КХЭМЗом о покупке оборудования, является аффилированной с Сергеем Куницей на том основании, что у ее директора Юрия Куницы такая же фамилия. По версии обвинения, станки продавались с завода, чтобы «парализовать» его работу.

– Юрий Куница не является мне родственником, у нас с ним не было и нет никаких теплых отношений, – пояснил Сергей Куница.

Из показаний ряда свидетелей следовало, что Юрий Куница имел дело напрямую с бывшим директором завода Зинаидой Божиковой, а Зинаида Григорьевна отказалась отвечать на вопрос о характере отношений с директором «КТК» на основании ст. 51 Конституции, где говорится о праве не свидетельствовать против себя и своих родственников. Это осталось ее страшной, а может быть, и интимной тайной.

При чем здесь подсудимый Сергей Куница, прокурор никак не объяснил. Зацепился он только за одинаковость фамилий, но «кровное родство» двух абсолютно чужих людей не удосужился даже попытаться доказать.

 

Прокурор пригрозил защитнику и свидетелям

Михаил Денисов, возводя в абсолют показания свидетелей обвинения, попросил судью «критически отнестись» к показаниям свидетелей защиты и попытался дискредитировать их разными подручными средствами.

Так, согласно показаниям бывшей жены Сергея Куницы Татьяны, Андрей Наркевич имел прямое отношение к переводу рабочих с КХЭМЗа на «Промупаковку», в чем обвинение видит попытку лишить завод рабочей силы. Между тем вся вина перекладывается на Куницу, а Наркевич, естественно, отрицает свою осведомленность об этом событии, хотя он являлся учредителем как КХЭМЗа, так и «Промупаковки» и не мог не знать о происходящем на предприятиях. Прокурор, чтобы нивелировать показания Татьяны Куницы, намекнул на возможный сговор между подсудимым и свидетелем, который «еще не получил оценки правоохранительных органов». Это прозвучало как угроза.

Бывший директор «Промупаковки» Олег Глухарев, так же как и Татьяна Куница, заявлял, что решение о переводе рабочих с КХЭМЗа принимал Андрей Наркевич.

– Из показания Олега Глухарева можно сделать вывод, что он ни на секунду не оставлял Андрея Наркевича одного, – иронично зачитал с листа прокурор. – Любое, даже не имеющее значения для «Промупаковки» действие Наркевич совершал в его присутствии.

Ирония – странный аргумент в устах прокурора, который не нашел никаких доводов для опровержения показаний свидетеля.

Михаил Денисов на этом не остановился и «пригрозил» уголовной ответственностью даже… адвокату. На одном из судебных заседаний сторона защиты представила бухгалтерские документы, подтверждающие функционирование завода в тот период, когда, по мнению гособвинителя, Сергей Куница полностью лишил завод возможности работать. Адвокат подтвердил документами, что КХЭМЗ продолжал выпускать продукцию, оплачивать ранее возникнувшие задолженности. Таким образом, никто не «паразитировал» на заводе, выражаясь словами прокурора.

– Мы представляем эти доказательства с тем расчетом, что именно сейчас, в суде, они уж точно не пропадут. Ранее мы показывали следствию бумаги, которые загадочно потом исчезали, – пояснил Сергей Куница.

Действительно, часть доказательств, которые защита ходатайствовала приобщить к делу, были «потеряны» новой администрацией КХЭМЗа: и.о. директора завода Анатолий Крылов только разводил руками и кивал в сторону Майи Крыловой, являющейся, между прочим, «только свидетелем»…

В предусмотрительности подсудимого и защитника Михаил Денисов увидел сокрытие бухгалтерской отчетности от арбитражного управляющего и пригрозил статьей 195 «Неправомерные действия при банкротстве».

Адвокат Марина Симанова напомнила заигравшемуся прокурору, что на дворе уже далеко не 1937 год, времена запугивания свидетелей и защитников уже прошли.

 

Адвокат: «Нельзя одновременно сечь и подставляться»

Перед своим выступлением защитник Марина Симанова предупредила, что будет использовать такие слова, как «вранье», «ложь», «обман» и т.д., но они являются констатацией факта и не содержат никаких оскорблений.

Врет нынешний директор КХЭМЗа Анатолий Крылов, утверждая, что до 2013 года на КХЭМЗе не было задолженности по зарплате, а появилась она якобы после того, как Сергей Куница «принялся банкротить завод». Адвокат представила документы судебных приставов, согласно которым КХЭМЗ в конце 2012 года обязан был возместить долги самому Анатолию Крылову по зарплате в размере более 200 тысяч рублей.

Врет обвинение, неправильно интерпретируя финансовую экспертизу по КХЭМЗу. Так, эксперт Ольга Федорова в зале суда дала пояснения о том, что ею посчитаны затраты, которые несло предприятие в период с 2013 по 2016 год. Именно затраты, а не ущерб, якобы нанесенный Сергеем Куницей, как трактует обвинение. В эту сумму включены долги предприятия за 2012 год, налоги на прибыль, НДС, НДФЛ – платежи, которые КХЭМЗ в любом случае должен был осуществлять независимо от того, находились ли его помещения в аренде у «Промупаковки» или нет.

Врет обвинение и в другой раз, называя Сергея Куницу директором «Промупаковки» на период заключения договора аренды от 1 марта 2013 года. Тогда предприятие возглавлял Олег Глухарев.

– Нельзя одновременно сечь и подставляться, – адвокат процитировала Альбера Камю, характеризуя бездумное обвинение и сомнительные доказательства, на которые ссылается прокурор.

Отличие правды ото лжи в том, что правда одна, а ложь каждый раз разная. Представители потерпевшего, очевидно, так заврались, что сами запутались. И.о. директора КХЭМЗа Анатолий Крылов, по свидетельству арбитражного управляющего, представил данные о том, что предприятие не имеет никакого имущества. Причем ноль на балансе появился именно в результате «рейдерского захвата» и назначения и.о. директора Анатолия Крылова. Одновременно представитель потерпевшего юрист Андрей Яковлев попросил судью вернуть на завод станки, изъятые в качестве вещественного доказательства. Значит, КХЭМЗ все же имеет в собственности станки? Ответ очевиден: на чем бы еще работала московская фирма «Агора», которая сейчас выпускает продукцию на территории КХЭМЗа.

 

Жертвоприношение «рейдеров»

Но «рекордсменом по лжи» можно назвать бывшего директора КХЭМЗа Зинаиду Божикову, которая меняет свои показания в зависимости от обстоятельств. Так, на одном заседании она заявила, что продажа части станков завода фирме «КТК» не могла остановить деятельность предприятия. Ответ не понравился прокурору, и Зинаида Григорьевна снова была вызвана в суд и на этот раз сообщила, что продажа старых, ветхих станков парализовала бы работу предприятия, как яд черной мамбы  – мышонка. Заявила Божикова  также о собственноручном подписании договора аренды, тогда как до этого несколько раз говорила об обратном.

Божикова произвела впечатление запуганной пенсионерки, однако свидетели, сотрудники КХЭМЗа, характеризовали ее как сильного, волевого, даже властолюбивого человека, который уверенно идет к своей цели. Почему Зинаида Григорьевна дала признательные показания по преднамеренному банкротству завода?

– Это был сознательный самооговор, – дал показания на суде Сергей Куница. – Но пусть Божикова оговаривает себя как угодно, меня возмущает лишь то, что она оговаривает меня.

Предположим, Зинаида Божикова действительно банкротила завод. Почему же она тогда на Дне машиностроителя в Твери представляла продукцию завода под флагом новой фирмы «Агора» и вместе с Майей Крыловой, отчаянной защитницей интересов потерпевшего учредителя Андрея Наркевича? Почему ей покровительствуют те, кого она, согласно обвинению, разорила? И почему, главное, она исполнена дружеских чувств к тем, кому по суду обязана выплатить 58 миллионов рублей?

Как сторонний наблюдатель судебного процесса могу сделать следующий вывод. Зинаиду Божикову, вероятно, убедили признать свою вину в обмен на какие-то блага. Отталкиваясь от этого признания, было легче нейтрализовать учредителя Сергея Куницу и отобрать у него бизнес. Этот прием в шахматах называется гамбитом: жертвуешь пешкой, чтобы достать короля. Сейчас на территории КХЭМЗа беспрепятственно работает «Агора», куда были переведены после ареста Сергея Куницы все его подчиненные. Кроме того, в производственном процессе, по всей вероятности, участвует чужое оборудование. Однако прокурор называть «Агору» «паразитом» не спешит. Странно, не правда ли?

Судья около пяти минут озвучивала список оборудования, которое должно быть «возвращено» КХЭМЗу, хотя, согласно материалам дела, значительная часть станков заводу не принадлежит: некоторые он когда-то имел, но продал через судебных приставов, другие приобретались фирмами-партнерами. Если решение вступит в силу, то на этих станках неизвестно на каких основаниях, вероятно, будет работать «Агора». Суд принял решение арестовать все имущество Сергея Куницы, иск к нему на 58 миллионов рублей будет рассмотрен в рамках гражданского производства.  «Потерпевшие рейдеры» не оставляют надежд обобрать предпринимателя до нитки.

Краснохолмский гамбит показал свою эффективность. Посмотрим, сработает ли этот прием в суде апелляционной инстанции.


Судья набрала 124 листа текста за три часа. А вам слабо?

Адвокат Марина Симанова сообщила о том, что приговор Сергею Кунице будет подвергнут технической экспертизе.

Судья объявила о том, что удаляется для принятия решения, в 13:00, а зачитала приговор уже в 17:00. Учитывая перерыв на обед, она работала над текстом не больше трех часов, что подозрительно мало для такого большого объема текста.

– Защита считает, что к написанию приговора судья приступила еще до его вынесения, поскольку набрать 124 листа текста за три часа технически невозможно. Либо приговор был написан заранее, либо писала его не судья. Все эти обстоятельства говорят о нарушении тайны совещательной комнаты, что влечет безусловную отмену приговора.

Приговор в значительной степени представляет собой копию обвинения, о чем свидетельствуют одинаковые орфографические и пунктуационные ошибки. Может ли судья бездумно «копипастить», как в школьном реферате? Судья Павлова, очевидно, делает это не в первый раз: именно она несколько лет назад признала виновной в даче ложных показаний жительницу деревни Ульянино, а в Тверском областном суде прокурор полностью отказался от обвинения, не увидев состава преступления. Только бездумным копированием обвинения можно объяснить такие откровенные судебные ошибки.

Краснохолмский суд, возможно, скоро станет таким же «брендом», как и камызякский, известный на всю Россию благодаря команде КВН.

 

Дмитрий Кочетков


Газета «Караван+Я» выходит на территории Тверской и Московской областей с приложением «Ярмарка объявлений». Работа, недвижимость, строительство, образование, туризм, бизнес – все, что вам необходимо знать, вы найдете у нас! Принимаются бесплатные объявления по телефону: 8(4822)788-139. Нужен больший эффект? Для Вас реклама и платные объявления! Тел.: 8(4822)788-798. Подробнее с правилами можно ознакомиться по ссылке.



Добавить комментарий

     

 

 




Караван выходит в городах:

Тверская область
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер
Московская область
  • Волоколамск
  • Дмитров
  • Дубна
  • Клин
  • Лотошино
  • Солнечногорск
  • Шаховская

 

Тверской цирк

Оформи подписку на газету "Караван+Я"

Абитуриент-2018