Новостной виджет для Яндекса

Архив номеров

Номер 46 (1127) от 22.11.2017
Раздел: Политический пейзаж

Люди, смыслы, молоко. На что опереться тверской экономике?

Три тенденции в экономике Тверской области можно отследить по знаковым событиям и профессиональным праздникам прошлой недели. Одна – перспективная, две – традиционные, от которых никуда не деться.

 

Офицеры, сформировавшие современную Тверь

Современное лицо жителя Твери и Тверской области весьма отличается от того традиционного тверского крестьянского лица, обладатели которого бродили по просторам губернии в 1917 году. Мы находимся на большой транзитной трубе, на Октябрьской железной дороге и автодороге Москва – Санкт-Петербург. Изначально издержки, необходимые для отъезда в обе российские столицы, Москву и Питер, были для жителя нашей губернии ниже, чем для населения других российских областей. И уже больше ста лет идет непрестанный отток населения. Столицы растут за счет Тверской области.

Так уехал из расположенной под Тверью деревни Поминово работать поваром в Санкт-Петербург дед Владимира Путина Спиридон. Так уезжают отсюда активные люди и по сей день: сначала лучшие выпускники школ едут поступать в московские и питерские вузы, потом те, кто побоялся уехать сразу после школы, отправляются в столицы за большей зарплатой и возможностями, культурной жизнью и т.д.

В советское время этот постоянный отток населения компенсировался тем, что в Тверскую область приезжали люди по распределению после вузов, а также тем, что к нам ехали военные и члены их семей. В этом отношении отмечавшийся на прошлой неделе, 19 ноября, День ракетных войск и артиллерии – знаковый для области день. Недаром в центре города перекрывали движение ради торжеств по этому поводу на Театральной площади.

И еще важный праздник – День ПВО, который отмечается весной. Именно эти рода войск в течение нескольких послевоенных десятилетий дали тогда еще городу Калинину родоначальников почти всех местных интеллигентных семей. Офицеры, приехавшие в город с Академией ПВО (переведенной из Харькова в 1956 году), плюс сотрудники военного НИИ-2 (изначально Институт стрельбы зенитной артиллерии Академии артиллерийских наук), а также их жены и дети наполнили жизнью город, оскудевший после войны людьми.

Это было время, когда создавалось кольцо противовоздушной обороны Москвы и Калинин был наилучшей базой для того, чтобы обеспечивать этот тогда абсолютно новый и, к счастью, так и не понадобившийся комплекс радиолокационных и ракетных установок научно-технической мыслью. Офицеры, приехавшие в город, были молодыми ветеранами Великой Отечественной, а впоследствии – еще множества локальных войн. Наши дедушки воевали в Корее, были консультантами во Вьетнамской войне, в войне Судного дня Египта и Сирии с Израилем, чуть было не стали участниками новой мировой войны во время Карибского кризиса. А их дети учились в новенькой средней школе N№17 с математическим уклоном. Заволжский район Калинина, еще недавно застроенный частными домишками, стремительно преображался – военные ученые жили в первых сталинках (в основном в коммуналках), потом стали получать квартиры в первых хрущевках. Пожалуй, такого прорывного по части обновления и улучшения качества населения проекта в Твери больше не было.

В начале 1990-х этот опыт повторился при выводе войск из Германии и других стран Западной Европы, а также с территории СНГ – многие офицеры выбирали для будущего места жительства Тверь и Тверскую область, расположенные неподалеку от Москвы. Это тоже было большим подспорьем для города, обескровленного усилившимся отъездом жителей. «Благодарными» за вывод войск бывшими партнерами по Варшавскому договору в Твери был построен новый микрорайон Мамулино с современными почти немецкими домами, такой же микрорайон появился в Андреаполе. Однако дети и внуки новых переселенцев уезжали еще быстрее.

Сегодня Тверская область находится на открытом рынке конкуренции за новых качественных жителей. Нового подарка в виде тысячи образованных молодых мужчин с семьями ждать не приходится. Региону надо самому придумывать, почему именно сюда должны приезжать, именно здесь покупать жилье умные и хорошие люди. Кто заселит огромные человеческие муравейники, растущие в Южном, Юности, Бобачевской роще? Уж точно не военные ученые – баллистики, математики, кибернетики. Хорошо, если удастся наскрести жителей по райцентрам…

 

Деревня: спасти возможно?

Силы тверской деревни были подорваны в послевоенное время все тем же оттоком в города. Кроме Москвы и Ленинграда, здесь еще и город Калинин (Тверь) поработал. Строились новые предприятия и в городах открывались лимиты на прием новой рабочей силы. В тех условиях полукрепостного колхозного права еще надо было постараться, чтобы вырваться из деревень. Но люди старались, уж больно не хотелось им для своих детей участи, которую испытали сами. Переезжали, заселяли многоэтажки на окраинах, не становясь при этом горожанами, но утрачивая деревенские корни. Как писал урбанист Вячеслав Глазычев, наши города – это большие слободы с разобщенным, лишенным социальных связей населением.

Последний всплеск заботы о тверской деревне был в 1970-е, когда принималась программа возрождения Нечерноземья. Сделали дороги, многие из которых стоят без ремонта по сей день, построили по тверским селам огромные клубы, в настоящее время в основном заброшенные. Понавозводили многоквартирных домов, «как в городе», а также ферм на множество голов, где коровы и доярки оказались максимально отчуждены и друг от друга, и от конечного результата работы. Грязь, мрак, беспросветность – вот что воцарилось на тверском селе по прошествии трех с половиной десятков лет с этого последнего пароксизма железобетонного брежневского «возрождения». Как говорил мне один из немногих старейшин тверской молочной отрасли Владимир Александрович Баюнов, возглавивший совхоз «Подобино» в начале 1970-х: «Сейчас совхоз держится на тех, кто здесь работает уже 40 лет. Пришли молоденькими девушками, а сейчас уже пенсионерки. Что будет, когда у них не станет сил работать, не представляю, молодежь на ферму не заманишь, нужна полная модернизация».

В общем, 17 ноября в России отмечался День работников сельского хозяйства и сельхозпереработки. Губернатор Игорь Руденя встретился с ветеранами сельского хозяйства региона и составил с ними вечный разговор о поддержке села и соцкультбыта в деревнях и селах (сдается нам, что Владимир Антонович Суслов, присутствовавший на встрече, в бытность свою главой нашей области говорил о том же самом). Игорь Руденя – выходец из Минсельхоза, и аграрная тема знакома ему не понаслышке. Но прорывные решения один регион осуществить не сможет.

Ведущий продукт нашего сельского хозяйства – молоко. При обилии травы на лугах и наличии двух огромных рынков сбыта – Москвы и Санкт-Петербурга, – казалось бы, производители молока должны преуспевать. Но нет, производство молока убыточно, и только региональные субсидии как-то спасают. В этом году субсидии составляли 1 рубль 37 копеек на литр. В будущем году их обещали увеличить.

В начале ноября в подмосковном Красногорске прошел 4-й Международный молочный форум. Представителей тверского минсельхоза мы не заметили, участников из Тверской области – тоже. Почему самый близкий к Подмосковью и перспективный для отрасли регион был так незаметен, непонятно.

Те, кто пытается производить в Тверской области сыр, сталкиваются с низким качеством и нехваткой молока. Не обновляется молочное стадо, не ведется племенная работа. Тверское племенное хозяйство в Аввакумове давно приказало долго жить, теперь Ярославское племенное хозяйство стало фактическим российским монополистом в этом деле. Среди коров свирепствует лейкоз. И все это – в полуразвалившихся железобетонных коровниках образца эпохи застоя, похожих на концлагеря для коров и людей.

Напрашивается большая федеральная программа по поднятию молочной отрасли. И Тверская область, в свое время ставшая родиной отечественного сыроварения, могла бы стать пилотным регионом для проведения этой модернизации. Тут и пригодились бы федеральные связи и управленческий опыт губернатора Игоря Рудени.

 

Семь ключей от прошлого и будущего

От экономики прошлого – к экономике будущего. Весь ноябрь в выставочном зале Тверской картинной галереи проходит выставка, посвященная 20-летию Тверского областного союза дизайнеров «Даешь дизайн!». Участники – известные дизайнеры Твери Людмила Юга, Алексей Ушаков, Сергей Жилкин, Сергей Комкин, Наталья Сиротина, Игорь Гусев, Сергей Федоров, Андрей Пучков, Андрей Кулаков, Николай Погорелов, Александр Антипов, Яна Козлова, Инесса Айдарханова, Линда Клявина, Кира Петушкова, Алексей Борисов и Игорь Ульянов.

Сегодня дизайн опять оказался на переломной фазе развития, как в начале 1990-х, когда стартовали в эту профессию большинство перечисленных мною уважаемых участников. Напомню, в те времена тверская школа дизайна очень ценилась. На высоком по тогдашним меркам уровне шло преподавание в художественном училище имени Венецианова. Тверь была городом большой полиграфии – два крупнейших полиграфкомбината, полиграфическое училище… Это стимулировало появление в городе серьезных издательств с хорошим уровнем предпечатной подготовки самых изысканных книг.

Многое из того, что раньше надо было головоломно и долго разрабатывать, теперь делают бездушные машины. В частности, забавно было наблюдать работы, которые сейчас может выполнить любой школьник на своем телефоне, воспользовавшись приложением Prisma. С другой стороны, как никогда вырос запрос на идеи и смыслы – то, что бездушная машина не может сделать без человека. Сегодня дизайнерские стартапы возникают повсюду, от Силиконовой долины до Санкт-Петербурга.

Выставка «Даешь дизайн!», конечно, показала некоторую вторичность наших корифеев. Они по-прежнему считают вершиной своей сферы деятельности послереволюционный разгул кумача и игры шрифтов (собственно, название выставки и отсылает к временам 100-летней давности). А с другой стороны, где-то внутри тихо вызревают новые смыслы. Творческая встреча со скромным мастером мелкой пластики Александром Антиповым лично меня поразила своей глубиной. И я думаю, такая глубина кроется не в одной тверской мастерской. Главный редактор журнала «Умное производство» Геннадий Климов так рассказал о своем друге Александре Антипове (и о некоторых других важных, но порой незаметных наших земляках):

– Казалось, в рамках мировой культуры в Твери состоялось пустяковое событие, но давно замечено: все, что здесь происходит незаметно, в длинной перспективе влияет на будущее планеты. Это, как в транзисторе, малые токи управляют большими. В Твери есть семь выдающихся ученых и художников, которые имеют, судя по всему, ключи от прошлого и от будущего. Они обеспечивают безопасный переход нынешнего человечества в будущее. Обладателей этих ключей современникам надо любить и уважать!

Мария Орлова


Добавить комментарий

     

 

 

Список комментариев к статье

26.11.2017 20:45 Владимир Гайдуков
Твери нужна большая инженерная идея ,связанная с Индустрией 4.0 и географическим межстоличным положением,а т.ж,соответственно,- имидж города инженеров в борьбе за качественного жителя.А все артиллеристы, ракетчики,эргономисты и т.п., да и дизайнеры-это в сущности-инженеры.Так что для Твери формирование имиджа города инженеров(ну что-то типа города мастеров) и выработка соответствующей маркетинговой стратегии на первый взгляд не такое сложное дело.Всего лишь квалифицированная работа со смыслами.И есть ощущение-что все окупится сторицей.И журнал \"Умное производство\" здесь на месте.И молодежь поддержит,ибо в новой инженерии кроется сущность поколенческой революции.



Караван выходит в городах:

Тверская область
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер
Московская область
  • Волоколамск
  • Дмитров
  • Дубна
  • Клин
  • Лотошино
  • Солнечногорск
  • Шаховская