Новостной виджет для Яндекса

Архив номеров

Номер 24 (1105) от 21.06.2017
Раздел: Политический пейзаж

Краткий курс тверской журналистики. Пособие для всех, кто с нею сталкивается

Пару недель назад одна руководительница регионального государственного медиахолдинга РИА «Верхневолжье» выступила в новом жанре – обратилась к своим нынешним подчиненным через некий сомнительный листок, где трудилась до того, как получить нынешнее назначение. Статья называлась «Работники пера и топора», тема – тверская журналистика.

В статье, написанной под псевдонимом Андрей Топоров в стиле «пытаюсь копировать манеру советской газеты, но по возрасту не помню, как там писали», говорится примерно следующее: «В то время, как против России ведется информационная война и в либеральные СМИ вкачиваются западные деньги, некоторые сотрудники официальных газет Тверской области погрязли в пьянстве и мелкой коррупции на рабочем месте». Чуть позже эту даму, некую Юлию Овсянникову, принял губернатор Игорь Руденя. Беседовал с ней среди ночи почему-то о развитии социальных сетей. Судя по всему, пообещал какие-то деньги.

Сегодня, когда информационный блок в правительстве Тверской области, почитай, отсутствует, получается, что именно губернатор должен вникать в конфликты в редакциях. Занимаясь тверской журналистикой уже 25 лет, скажу, что с непривычки это очень трудно – разбираться в наших корпоративных хитросплетениях. Поэтому решила я написать краткий курс введения в тверскую журналистику – благо у меня на это побольше прав, чем у вышеупомянутой Юлии Овсянниковой.

 

Расцвет и упадок перестроечной прессы

Итак, еще 30 лет назад в Калинине было всего лишь полторы газеты. Официальная областная газета «Калининская правда» и еженедельное приложение к ней «Калининская неделя». Статус журналиста областной газеты был приравнен к статусу инструктора обкома партии, это была элита области. Когда такой журналист собирался на какое-либо предприятие или в колхоз, директора и председатели мыли уши, красили траву перед конторой и дрожали. Писали в газетах в основном про «намолот озимых» и «теребление льна», но случались и критические репортажи, после которых принимались решительные меры.

«Золотым веком» журналистов последнего советского поколения стал конец 80-х – привилегии еще были, но уже можно было писать об острых проблемах, и решительные меры по итогам статей по старинке принимались. Честное слово, до сих пор помню некоторые статьи Марка Майстровского, Марины Мотузки, Дмитрия Званцева, которые прочитала еще в старших классах средней школы. На волне перестройки часть коллектива «Калининской правды» выделилась, основав новую газету «Вече Твери», с Евгением Шиминым во главе. Я пришла туда на практику в 1992 году: замредактора «Вечки» Валерий Васильевич Смирнов, тогда еще молодой и наивный, пришел к нам, еще более молодым и наивным студентам, и задвинул следующую речь:

– Наша молодая перестроечная газета испытывала временные трудности, но я пошел к своему соседу-миллионеру и попросил денег. Теперь наши трудности закончились, приходите к нам, девушки, не пожалеете.

Не зная, что трудности только начинаются, горячо любимый мною Валерий Васильевич обозначил ключевое заблуждение журналистики 90-х, которое позже сгубило «Вече Твери». Всю свою историю это издание искало богатого дядю, который купит его с потрохами. И периодически находило. Тогда, в 90-е, даже на местном уровне возникали «олигархические» группы, которые боролись за власть, контролировали власть и СМИ. Но когда этим группам надоедало играть в политику и у них менялись планы, они бросали доверившийся им «уникальный журналистский коллектив». И с каждым разом это наносило все больше ущерба коллективу – пока газета не закрылась.

 

Из «четвертой власти» – в прислуги

Власть в тот момент была слабая, но добрая. И внутри нее тоже шла борьба – мэр Белоусов противостоял губернатору Платову, депутаты ЗС противостояли друг другу, в гордуме вообще шел перманентный митинг. Это давало журналистам свободу маневра, а также темы для статей. Помню, как я открыла для себя веселый мир тверской политики – просто пришла в городскую думу на заседание и написала все, как увидела (в тот момент решался глобальный вопрос – город принимал огромную ведомственную собственность завода «Химволокно» – ДК, бассейн и жилой фонд).

Да, на все заседания можно было приходить свободно. Не было охранников, пропускной системы и так далее. Белоусов ходил по ночам по Твери пешком, Платова можно было застать в совершенно демократичной рюмочной. На День российской прессы мэр и губернатор одевались Дедами Морозами и дарили подарки журналистам. Власть не сакрализировалась, каждый из них знал, что на следующих выборах его могут не переизбрать. И поэтому надо не отрываться от общества.

Идиллические времена «своих» руководителей кончились, когда на пост губернатора пришел Дмитрий Зеленин. Он начал свою кампанию с того, что завалил всех «лидеров общественного мнения» деньгами. Помним, как редактор «Тверской жизни» Виктор Куликов, до того момента просто не вылезавший из кабинета губернатора Платова (к тому моменту окончательно ставшего жертвой своих дурных привычек), мгновенно переметнулся к новому хозяину. Потом его примеру следовали многие, да и сам Виктор Иванович так и бегает за каждым новым начальником, теперь уже неизвестно в каком качестве – Зеленин не стал терпеть предавшего своего благодетеля человека на посту редактора «Тверской жизни», быстро поменяв его, кажется, на Стаса Певганена (между прочим, Певганен, который работал с бывшим губернатором Карелии Худилайненом, вернулся в Тверь – это к сведению сотрудников «Тверской жизни»).

Именно тогда большая часть региональной прессы перестала чувствовать себя «четвертой властью». Журналисты сами низвели себя к статусу «обслуги». Информационное обслуживание любых начальников стало для многих наших коллег единственным возможным вариантом зарабатывания денег.

Унизительность своего положения они не осознают. Начальник пресс-службы областного правительства Юрий Исаков, сын первого редактора «Тверских ведомостей» Владимира Захаровича Исакова, так и говорит молодым журналистам: мол, вылетишь из государственного СМИ (например, за описание митинга против коррупции), и все, твоя жизнь кончилась.

«Жизнью» Юрий считает вечно согбенную спину и выражение «Чего изволите?» на лице. При том, что в любой момент может поменяться начальник, и даже такая жизнь превратится в ад.

Хотя опыт «Караван+Я» свидетельствует, что чисто журналистские заработки – реклама, написание книг, издание газет, журналов и альманахов – гораздо надежнее. Власть приходит и уходит, а талант, собственное мнение и репутация востребованы всегда. Сегодня, в век интернета, от СМИ требуются не столько новости, сколько объяснение, что все это значит. А такое объяснение принимается только от того, кому доверяешь, чья моральная и нравственная позиция тебя устраивает.

 

Ее пример – другим наука

Вышеупомянутая Юлия Овсянникова – девушка трудной журналистской судьбы. Как я понимаю, во времена губернатора Зеленина ей сначала пришлось трудиться в одном мрачном месте, редактор которого считал губернатора Зеленина «исчадием ада», а потом ее внезапно взяли в «Тверскую жизнь», где она узнала, что этот же губернатор – «светоч мира». Вместо того чтобы адекватно оценить политику своих работодателей, она решила, что правды и объективной истины не существует и надо писать то, за что платят деньги. Еще два года назад Юлия взахлеб любила губернатора Андрея Шевелева и грозила всяческими карами тем, кто его не любит. Теперь Шевелев – это «проклятое прошлое», Юлия взахлеб любит Игоря Руденю. Но, уверены, как только Игорь Михайлович перестанет быть губернатором, ее чувства мгновенно изменятся на прямо противоположные.

В моем «топ-листе» самых смешных статей в местных СМИ именно статья Овсянниковой занимает верхнюю позицию: в 2012 году, в день, когда Тверь по самые крыши завалило снегом и город был парализован – дороги не чистились совсем – эта девушка написала статью о том, как хорошо убирается город и как водитель снегоуборщика «ухмыляется в седые усы». Понятно, что статья была написана сильно заранее, но зачем врать-то было? Просто, чтобы понравиться начальству?

Забегая вперед начальника, журналисты такого рода пытаются предугадать его волю. В силу ограниченности, понимают они намерения начальников сильно искаженно. Но на выходе получается искаженная картина мира во многих головах, и хорошо, если без особых жертв и разрушений. Ну, кто, скажем, велел в 2014 году журналистам Первого канала выдумывать «распятого на доске объявлений мальчика»? А вот выдумали, и сколько судеб поломали…

 

Новая прозрачность

И главное, для чего это в настоящее время? Зачем врать в условиях «новой транспарентности» (термин глубоко уважаемой мною политолога Екатерины Шульман). Транспарентность, или прозрачность, – то, что обеспечивает интернет, те самые соцсети, о развитии которых говорила Овсянникова с губернатором Руденей. Шила в мешке теперь не утаишь. Можно сколько угодно писать в «Тверской жизни» о том, что на основных туристических направлениях Тверской области отремонтированы дороги. Но стоило нашему другу, известному журналисту и писателю Дмитрию Соколову-Митричу проехать в минувшие выходные по шоссе Торжок – Осташков до Селигера, а потом оттуда – до Ржева и написать:

«На редкость удолбанные дороги в Тверской области. Федеральные трассы привели в порядок, а региональные в таком состоянии, что даже в 90-е было лучше. Причем начинается этот мрак уже за 100 км от Москвы, Конаковское шоссе, курортная типа зона. Трасса Торжок – Осташков тоже в предсмертном состоянии, а Осташков – Ржев вообще убитая. Ехал и думал, что когда-нибудь на всех машинах установят датчик ущерба, который будет реагировать на чрезмерные вибрации и автоматически вычитывать с ДРСУ штраф в пользу владельца авто», – как вся бездарная и дорогостоящая местечковая ложь развеивается.

Может быть, я скажу еретическую для коллег из провластных СМИ вещь: журналисты должны писать правду, и это – лучшая политика. Правда – не только критика. Подозреваю, что тот же губернатор Руденя крутится как белка в колесе, пытаясь навести порядок в области. И тут бы как раз и написать, во-первых, как он это пытается и насколько это тяжело. А во-вторых, начать общественную дискуссию, как ему помочь.

Как власть узнает, что происходит на местах, если все – от более мелких начальников до журналистов – ей врут? Да никак. СМИ – это инструмент диалога между обществом и властью. Это инструмент воспитания, причем действенный. Заметили, что народ перестал пить пиво на улице, стал убирать за собой, отдохнув на природе? Это тоже работа средств массовой информации, в том числе взаимное общение людей в социальных сетях сыграло роль.

А что касается громоздкой и дорого обходящейся бюджету системы государственных СМИ, это можно сравнить с тем, как кто-то в наше время начнет создавать большой государственный таксопарк – в то время как все уже пользуются услугами «Яндекс-такси» и Uber. Древняя индейская пословица гласит: «Если лошадь сдохла, слезь!» Заинтересованные лица вроде г-жи Овсянниковой или г-на Исакова, используя административный ресурс, пытаются заставить всех считать, что дохлая лошадь на самом деле жива. Но то, что это не так, видно всем, кто снаружи, кто не находится в этой странной системе обмана самих себя и начальников. 

Мария ОРЛОВА


Добавить комментарий

     

 

 




Караван выходит в городах:

Тверская область
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер
Московская область
  • Волоколамск
  • Воскресенск
  • Дмитров
  • Егорьевск
  • Зарайск
  • Истра
  • Кашира
  • Клин
  • Коломна
  • Красногорск
  • Луховицы
  • Люберцы
  • Можайск
  • Мытищи
  • Наро-Фоминск
  • Ногинск
  • Одинцово
  • Озеры
  • Орехово-Зуево
  • Павловский Посад
  • Подольск
  • Пушкино
  • Раменское
  • Сергиев Посад
  • Серпухов
  • Солнечногорск
  • Ступино
  • Талдом
  • Чехов
  • Шатура
  • Щёлково
  • Балашиха
  • Бронницы
  • ЗАТО Власиха
  • ЗАТО Восход
  • ЗАТО Звездный 
    городок
  • ЗАТО 
    Краснознаменск
  • Дзержинский
  • Долгопрудный
  • Домодедово
  • Дубна
  • Железнодорожный
  • Жуковский
  • Звенигород
  • Ивантеевка
  • Климовск
  • Коломна
  • Королёв
  • Котельники
  • Красноармейск
  • Лобня
  • Лосино-Петровский
  • Лыткарино
  • Орехово-Зуево
  • Подольск
  • Протвино
  • Пущино
  • Реутов
  • Рошаль
  • Серпухов
  • Троицк
  • Фрязино
  • Химки
  • Черноголовка
  • Щербинка
  • Электрогорск
  • Электросталь
  • Юбилейный
  • Краснознаменск
  • ЗАТО Молодёжный
  • Шаховская
  • Серебряные Пруды
  • Лотошино