Новостной виджет для Яндекса

Архив номеров

Номер 22 (1052) от 08.06.2016
Раздел: Социум

«Честных ребят В ГИБДД – 80%»

Ветеран ГАИ Александр Голубев – о мотоциклах, хулиганах и отсутствии страха

 

В этом году Госавтоинспекции в России исполняется 80 лет. За эти годы служба кардинально изменилась – в лучшую или худшую сторону? «Караван» поговорил с бывшим заместителем начальника управления ГАИ Тверской области Александром Степановичем Голубевым, который 35 лет отдал службе в милиции. За время работы он получил три медали «За безупречную службу», одну – «За боевые заслуги», медаль «50 лет Вооруженных сил», золотой значок «За отличие в службе ГАИ» и еще 87 поощрений.

 

С Александром Степановичем мы встречаемся в редакции «Караван+Я». Он показывает книгу, посвященную истории ГАИ в России, книгу очерков о советской милиции «Всегда начеку» и вскользь замечает:

– В ней и про меня полторы странички есть, а ее редактировал первый заместитель министра внутренних дел СССР и зять Брежнева Юрий Чурбанов. Про меня часто писали, да и вообще я известным человеком был. Меня знали все. Я на пенсии уже 12 лет, но до сих пор инспекторы мне честь отдают, и я горжусь этим!

 

«Я НА МОТОЦИКЛЕ БЫЛ ЦАРЬ, БОГ И ВОЕВОДА»

 

У меня судьба очень интересная. Отца я не помню, мне было три года, когда он умер. Мать умерла, когда я был в армии, мне было 19 лет. Вырос я в деревне. Очень любил технику, знал ее как Отче Наш и закончил Сахаровский сельскохозяйственный техникум.

Сосед был тракторист, я у него дневал и ночевал. Пришел я с армии, в деревню ехать смысла не было – там никого нет, братья и сестра жили уже в Калинине (Твери). У меня тогда не было ничего, кроме солдатской формы, поэтому пахал на вагонзаводе, как папа Карло, работал и в выходные. Отработал я там 8 месяцев, заработал себе денег: оделся, обулся.


 

Шел я как-то по Кооперативному переулку (Тверскому проспекту), был хороший солнечный день. Мимо меня проехал инспектор ГАИ: ярко-желтый мотоцикл, шлем, краги белые, черные очки… Потом мы уже с ним познакомились и подружились – это был Василий Цветков. Но тогда мне так понравилось, что я решил: «Почему бы мне-то туда не пойти».

Я пошел в областное ГАИ на площади Мира. Сидит там за столом полковник – мужик красивый и представительный. Рассказал ему, что у меня есть техническое образование и я хочу работать в ГАИ. Он посмотрел документы, осмотрел меня. Снял трубку и звонит: «У меня тут парень стоит: высокий, здоровый, с образованием. Отправлю его к тебе, он нам подходит». Звонил он в отдел по регулированию уличного движения, там был начальник Андрей Савельевич Конопля, человек он был суетной, но до ужаса честный и справедливый.

Права на мотоцикл получил за полчаса, так как ездить хорошо умел. Получается, в ГАИ я пришел в 22 года. Я тогда запросто таскал 100-килограммовые мешки с песком.


 

В ГАИ тогда все ездили на мотоциклах, машины было всего две: дежурная и у Андрея Савельевича. Я на мотоцикле был, как царь, Бог и воинский начальник. Во всех милицейских многоборьях на мотоциклах мне равных не было. Я и в области первый был, и на Россию ездил. Нарушитель уйти от меня точно не мог.


 

Тогда мы работали в очень тесной связке с таксистами. У них были радиостанции: если угон или что-то еще, диспетчер передавал таксистам, они тут же находили и сообщали, так что угонщиков ловили моментально. Были нападения и на нас, и на них, но мы друг друга защищали, несмотря на то что мы их «жучили» на дорогах, они же любят погонять...


 

До 1974 года я так и проработал. Тут меня Константин Константинович Овсянников пригласил работать госавтоинспектором в Калининский район на офицерскую должность, на тот момент я был младшим лейтенантом. Я, конечно, согласился, территория обширней. Калининский район по площади равен Голландии. В районе было много колхозов и совхозов.


 

Я проводил техосмотр в Калининском районе. Но никому не доверял, все проверял сам, очень пригодилось доскональное знание техники. Многие шофера были самоуверенные, говорили: «У меня машина идеальная, ничего не найдешь!» Но машину можно сделать всю с иголки, а вот про масляный фильтр многие забывали. Брал отвертку, проводил по фильтру, а она вся грязная. Водители краснели. Именно тем, что проверял все сам, я добился уважения к себе, шофера знали меня в лицо.

ХОТЕЛИ ПОСАДИТЬ, НО ДАЛИ МЕДАЛЬ

 

В 1978 году со мной произошел страшный случай. Я пришел с обеда, дежурный говорит: «В Медном какой-то мужик из окон из ружья стреляет. Съезди».

Тут нужно сказать, что в Калининском районе я научился милицейскому делу, у нас был очень умный начальник милиции Сергей Иванович Байков – участник войны, милицейское дело знал досконально. Он меня любил, мы часто работали вместе. Но по шее при этом давал всем, независимо ни от чего. Он нас вместе с инспектором уголовного розыска Сашкой Федоровым отправил в Медное. У меня не было опыта борьбы с вооруженным преступником. Как только мы подъехали, он – бабах! – по нам из ружья, только слышно, как дробь по машине…

Оказалось, что мужчина заперся в доме и стрелял по проезжающим машинам, а дорога из Москвы в Ленинград шла тогда через Медное. Думали, что делать – у меня пистолета не было, у Саши был. Он пошел позвонить в отдел, а я пошел к дому. Там собралась толпа, многие «герои» лезли разобраться с мужиком. Я их отгонял. По дороге шла бабушку, вела за руку внучку. Мужик выстрелил, попал дробью в девочку. Ей, к счастью, задело только руку, но пробило хорошо. Девочка как закричит истошным голосом! У меня в этот момент все в душе перевернулось.

Я патрон в патронник загнал, лег и под забором ползу. Меня доски от забора закрывали, а он по мне палил. До дома было метров 12, я решил: пока он перезаряжает, успею выскочить из-за забора, скрыться где-нибудь, а потом подбежать – отобрать ружье. Но перезарядил он моментально, я видел пламя выстрелов в свою сторону. С тех пор я верю в Бога. Преступник просто не мог в меня, стоящего в полный рост, промахнуться, меня Бог спас, больше некому. Я выстрелил в ответ и уполз обратно к машине.

Выстрелы прекратились, жена этого мужика из толпы крикнула, что он, наверное, в подпол спрятался. Позже оказалось, что он шизофреник. Мы пошли ломать дверь. Открываем: ноги лежат. Оказалось, что я с первого же выстрела попал прямиком ему в глаз. Мое состояние на тот момент не передать…


 

Позвонил Сергею Ивановичу, говорю: «Я его убил». Он в ответ: «Как?» Я: «Как-никак, но я его убил, приезжайте». Он мне в ответ: «Ты дурак?» Я только и сказал: «Дурак не дурак, что уж об этом говорить».

Все УВД на место прилетело. Когда на месте все закончилось, я поехал в больницу, сделал медицинское освидетельствование, чтобы потом не сказали, что я пьяный был. Сергей Иванович меня тогда спас, они переписали показания только тех свидетелей, которые за меня были, а потом передали в прокуратуру. Дело на меня возбудили уголовное. До этого я написал заявление в партию КПСС, а тут дело.

Потом пришел указ Леонида Брежнева о награждении меня медалью «За боевые заслуги». Оказалось, хотели даже дать «орден Красного Знамени». Я горжусь этой медалью и сейчас. Продолжил я работать, а тут меня вызывают в прокуратуру и говорят: «Возможно, мы вас арестуем». Я удрал оттуда и поехал в Москву. Знал, что если попаду в следственный изолятор – уже не выйду. Сергей Иванович меня вернул, закончилось все хорошо, дело было приостановлено.


 

Мне очень повезло, что большинство моих начальников, когда я пришел на работу, были участниками войны. Они все были великими людьми и профессионалами.


 

Потом Валентин Георгиевич Цветков, начальник ГАИ, он дольше всех проработал в этой должности – 12 лет, вызвал меня и говорит: «Пойдешь командиром дивизиона ГАИ по городу?» Я согласился. Я стал еще более публичным человеком, знал все власти, всех председателей исполкомов.

 

«ВИЖУ НАРУШИТЕЛЯ – ГРОЖУ КУЛАКОМ»

Не было тогда страха в душе. Сколько я преступников выловил, не сосчитаешь. Мы с Федоровым как-то мужика ловили, который сбежал из Архангельской тюрьмы. Кто-то «стукнул», что он в доме в Литвинках. Сашка с пистолетом, а я опять ничего не взял. Поднялись на нужный этаж, а беглец лежит на кровати и похрапывает, а рука где-то за диваном. Прыгнули на него, связали быстро. А в руке той у преступника обрез был. Он нам и говорит: «Эх, ребята, повезло вам, что меня взяли, «пришил» бы вас обоих».


 

6 лет я проработал командиром. Потом была реорганизация, меня сняли, но так и не назначили. Несколько лет я проработал в областном ГАИ. Катался по командировкам. Проверял ГАИ, со временем пошла слава у меня: как Голубев приезжает, начальника сразу снимают. Потом стал хитрее – зачем мне такая слава?


 

В 1987 году мне предложили стать начальником ГАИ в Пролетарском районе. Там я проработал 14 лет. А потом мне уже в 2000 году начальник УВД, генерал Борис Александрович Кузнечик предложил стать заместителем начальника ГИБДД. В 2004 году я ушел на пенсию. У меня маленький домик на берегу Тверцы, квартиру в городе дочке оставил…


 

Недавно я на своем примере понял, что государственный аппарат в России развалился. У нас, как въезжаешь в Черногубово, стоят 6 елок, они огромные и сухие, одна из них уже клонится на дорогу. Если, не дай Бог, упадет на машину – люди 100% погибнут. Дерево весит килограмм 600.

Первым делом позвонил дорожникам, они все меня еще знают, попросил решить вопрос. Через день они сказали, что не могут, так как деревья не относятся к дорожной полосе. Министр транспорта давал интервью на радио, я позвонил и объяснил в эфире ситуацию с елками. Он обещал разобраться. Ничего не решилось, я звоню, отвечает: «Я не могу решить, звони министру лесного хозяйства».

Я позвонил министру лесного хозяйства, и он сказал, что разберется. Приехал инженер, посмотрел на елки, подтвердил – надо пилить, а то кого-нибудь убьет. Через два дня опять: «Не могу, лес сдан в аренду».

Дали номер арендатора, я позвонил, попросил решить вопрос. Но все так и стоит – тупик. Я бы и сам спилил, но нужно перекрывать дорогу и тянуть чем-то елки в другую сторону. Так я понял: сегодня в России никто ничего не решает.


 

Сейчас у ГАИ отобрали властные полномочия. Раньше это была почетная и престижная работа, люди нас уважали, теперь же совсем другое отношение. Мы же людям помогали всегда, честнее намного работали. Но честных ребят процентов 80, я же их всех знаю – со многими еще работали вместе. Так что дело не в людях, а в системе.

Екатерина СМИРНОВА


Газета «Караван+Я» выходит на территории Тверской и Московской областей с приложением «Ярмарка объявлений». Работа, недвижимость, строительство, образование, туризм, бизнес – все, что вам необходимо знать, вы найдете у нас! Принимаются бесплатные объявления по телефону: 8(4822)788-139. Нужен больший эффект? Для Вас реклама и платные объявления! Тел.: 8(4822)788-798. Подробнее с правилами можно ознакомиться по ссылке.



Добавить комментарий

     

 

 

Список комментариев к статье

15.06.2016 13:21 Макс
Вот как! Оказывается бардак в полиции и в те времена был, застрелил из чужого табельного пистолета и все путем, а потом переделали показание свидетелей, слова автора:\"Сергей Иванович меня тогда спас, они переписали показания только тех свидетелей, которые за меня были,...\"
14.06.2016 14:35 Караван
Написано, что пистолет \"У Саши (Фёдорова) был\". Логично, что Александр не пошёл к стрелявшему преступнику без оружия
13.06.2016 20:51 Сергей
Александр Степанович, вы ранее говорите что у вас не было пистолета, тогда из чего вы стреляли???



Караван выходит в городах:

Тверская область
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер
Московская область
  • Волоколамск
  • Дмитров
  • Дубна
  • Клин
  • Лотошино
  • Солнечногорск
  • Шаховская

 

Тверской цирк

Оформи подписку на газету "Караван+Я"

Абитуриент-2018