Новостной виджет для Яндекса

Архив номеров

Номер 39 (1018) от 07.10.2015
Раздел: Тема номера

Десант в Торжке

Мы выехали в Торжок с проектом «Журналистский десант» солнечным днем 24 сентября и очень долго плутали, прежде чем попасть в город. Из-за затянувшегося ремонта на Калининском шоссе Торжок разрезан на несколько частей, привычные пути перекрыты, въезды перенесены. И лишь благодаря одной пронырливой «четверке», на хвост которой мы сели, удалось-таки свернуть с трассы и заехать «внутрь».

В этот день мы увидели производство дымоходов и молока, пообщались с «Беркутами» и гастарбайтерами, побывали на «Марсе» и в новеньком «Чикен Хаузе». К сожалению, нам удалось посетить не все предприятия Торжка. Есть много интересных мест, куда по разным причинам не пустили журналистов: Торжокский вагоностроительный завод, хлебокомбинат, городская администрация. Последняя, кстати, – это особенно странно. Глава города Анатолий Рубайло на тот момент отсутствовал в городе, а до его зама за всю неделю так и не удалось дозвониться (ладно мы звоним, а вдруг бы люди, которым срочно нужна помощь?).

Так или иначе, Торжок лишь слегка приоткрыл лицо – но и без того стало ясно, что это город многослойный и многоступенчатый. Здесь есть все – интересные промышленные предприятия, масса неординарных музеев, бравые летчики и местные философы-энтузиасты. Однако четкого вектора развития у Торжка нет: это пока не город-музей, так как множество старинных зданий находятся в плачевном состоянии. Не промышленный центр, так как часть заводов на грани банкротства.

Торжок – город с богатейшим прошлым, который недавно отметил 1000 лет. Но пока к нему напрашивается определение «подающий надежды». У него, безусловно, есть гигантские перспективы стать «вторым Мышкиным» или крупным промышленным и логистическим узлом – очень надеемся, что действующая власть их не упустит.

 

ТОРЖОК ПОТЕРЯЛСЯ ВО ВРЕМЕНИ

 

Город с богатым прошлым и туманным будущим встретил журналистов

 

В МУЗЕЕ ВЕРТОЛЕТОВ СТОЯТ БОЕВЫЕ ТОВАРИЩИ

Музей вертолетов, как и сам 344-й центр боевого применения и переучивания летного состава (авиационного персонала армейской авиации) – единственный в России. Раньше на месте центра было болото, но в 1989 году по инициативе авиационно-технического состава центра вымостили дорогу и установили все типы вертолетов, произведенных на тот момент в стране. Сейчас на большой лужайке красуются 14 гигантских железных экспонатов марок Ми и Ка.

Александр Николаевич и мой провожатый – Валерий Григорьевич Михайловский – афганцы, летчики с огромным стажем. Они служили по всему миру, прошли многие горячие точки, и для них вертолеты не просто экспонаты, а боевые товарищи. За каждым стоит своя история.

– Без вертолета в Афгане было никуда. Раненых увези, снаряды подвези, пехоту прикрой. Ми-24, на котором мы всю войну прошли, – боевой, бронированный. Благодаря ему и выжили.

Отдельный экспонат музея – сломанная вертолетная лопасть. Пару лет назад два вертолета столкнулись лопастями при подготовке к воздушному параду Победы, но летчики сумели посадить машины.

– Это говорит о надежности нашей техники и о мастерстве пилотов. Гражданские шутят, мол, вертолет можно из рогатки сбить. На самом деле наши машины очень мощные и прочные.

Мои провожатые говорят, что под каждый тип вертолета подбирается летчик со своим характером. Человек и машина должны быть одним целым.

– Кто поживее – их стараются сажать в боевые вертолеты. Тут должна быть моментальная реакция, четкость движений. Ведь на боевом Ми-28 можно делать те же трюки, что и на самолете, даже мертвую петлю! А за Ми-26 сажаем флегматичных типов – вертолет неповоротливый, летит медленно и степенно.

Музей вертолетов пользуется большой популярностью – Александра Манько знают все тверские турфирмы. Сюда регулярно привозят школьников из Твери, Торжка, Москвы, Санкт-Петербурга. Бывает по 5-6 групп за день, по 50 человек за раз. При этом все экскурсии бесплатные – воинская часть не может вести коммерческую деятельность.

– Так что все здесь на голом энтузиазме! – говорит Валерий Григорьевич. – Николаич сам траву косит, снег убирает. Как-то в Торжке хотели провести сборы губернаторов, ждали Путина. Высоким гостям хотели показать наш музей. Тогда Ростовский вертолетный завод срочно выделил денег на краску, прислал бригаду женщин-маляров. За неделю нам все покрасили! А Путин так и не приехал.

 

В «ТЕЛЕЖКЕ» РАСКУПИЛИ ВСЮ РЫБУ И БАРАНИНУ

Гипермаркет «Тележка» открылся в торговом центре «Радость» чуть больше месяца назад. Это первая «Тележка» в Торжке. На входе меня встречают две милые девушки – руководитель направления гипермаркета «Тележка» Елена Ланцова и директор магазина Екатерина Ботылева.

Первое же, что бросается глаза, – в торговых залах стоят деревянные стеллажи для товаров, обычно в магазинах представлены пластиковые. Это добавляет «Тележке» особенного уюта. А овощной отдел за счет того, что фрукты и овощи выложены в деревянные ящики, чем-то напоминает фермерский рынок.

Почти в каждом отделе представлены товары собственной марки сети «Ритм-2000» – от носков и маек до посуды, которая специально для «Тележки» производится в Индии.

В рыбном отделе все аквариумы почему-то пусты.

– Сегодня праздник Курбан-байрам. У нас выкупили всю живую рыбу и огромную часть запасов баранины, – поясняет мой «экскурсовод» Елена.

Рядом, кстати, располагается витрина с охлажденной рыбой, я замечаю, что здесь все очень удобно расставлено. Рядом с рыбой – соответствующие соусы и небольшие корзины с белым вином. Пока я любуюсь аппетитным лососем, красиво украшенным дольками лимона, Елена советует мне, как правильно выбирать рыбу:

– Видите, вот там форель лежит, и у нее яркая розовая полоска на боку. Если такая полосочка есть, значит, рыбу не замораживали. Рядом стоят прилавки с селедкой, копченой рыбой и прочими морепродуктами.

Дальше тянутся витрины с мясом: свининой, говядиной, бараниной и птицей. Оказывается, разделанного мяса магазин не закупает – все привозится в тушах, которые разделывают на цокольном этаже здания. Там же располагаются и собственные пекарни. Но больше всего в зале привлекает внимание тандыр – печь-жаровня, в которой повар прямо на наших глазах выпекает узбекские лепешки.

Вообще, «Тележка» сделана по-европейски удобно: на площади в 1000 квадратных метров удобно расположены витрины, «парные» товары находятся по соседству (например, пельмени лежат поблизости с майонезом), а наличие собственного производства не заставляет сомневаться в качестве продуктов.

 

ПОВАРА В «ЧИКЕН ХАУЗЕ» ФОРМИРУЮТ БУРГЕРЫ

«Чикен Хауз» в Торжке открылся только месяц назад, поэтому в офисе кафе вовсю кипит работа. Управляющий проводит собеседования для поваров и официантов, краем глаза посматривая на камеры слежения, где видно, чем занимаются сотрудники. Я прошу заместителя управляющего Элину Коваленко провести меня, как в программе «Ревизорро», по кухне кафе. На меня надевают специальные халат и шапочку.

В цокольном помещении кафе находятся огромная морозильная камера для продуктов и холодильник, комната для персонала со шкафчиками, мясной цех, овощной цех, склад с одноразовой посудой, склад с продуктами (соками, газировками и т.д.), мойка для посуды. Скоро откроют мучной цех, где будут выпекаться булочки. Сейчас их в Торжок ежедневно поставляют из пекарни, которая снабжает сеть бистро в Твери.

Пока мы идем, Элина Васильевна рассказывает мне об устройстве кухни, сотрудниках и поставщиках:

– У нас работает около 70 человек, это неплохо для Торжка. При этом все сотрудники начинающие, им приходится «совершенствоваться» в процессе работы. Плюс к нам постоянно приходят на собеседования, потихоньку мы формируем свою команду.

Мы проходим в мясной цех, здесь обрабатывается все мясо: от филе до готовой котлеты на бургер.

На столе у работника мясного цеха: множество специй, разделочная доска, мясорубка и весы. Далее мы проходим в овощной цех. Первое, что бросается в глаза, – множество разноцветных и сочных овощей. Именно здесь несколько поваров обрабатывают и режут овощи для салатов, бургеров и прочих блюд. Меня немного удивляет экран, висящий на стене, но Элина Васильевна поясняет:

– Такие экраны есть у каждого повара, на них высвечивается, что заказал гость, а следовательно, и что нужно готовить. Кто-то считает, что при заказе мы просто разогреваем заготовки, но это не так. Заготовок у нас по минимуму – только когда большой наплыв посетителей и повар делает больше блюд, чтобы гостям не пришлось долго ждать.

Далее мы поднимаемся на первый этаж. У входа на кухню установлена небольшая раковина, меня просят вымыть руки.

– Кухня – это наша операционная, мы туда не входим, не помыв руки, – улыбается мой «экскурсовод».

Сначала мне показывают повара, который готовит завтраки, морсы и варит кукурузу. Совсем рядом расположено окно «Чикен авто» и стол для официанта, который собирает заказы для автоклиентов. Уже ближе к кассам и столу выдачи заказов работает повар, который готовит мясо. Сейчас я своими глазами вижу, что заготовок здесь не делают – повар просто смотрит на экран в ожидании заказа. Непосредственно на «открытой кухне», которую видно из зала, повара формируют бургеры, жарят картофель фри и наггетсы. Здесь жарятся именно те продукты, которые есть на экране заказов.

– У нас в зависимости от времени работает разное количество официантов, в «час пик» – до 10 человек. На сбор заказа в идеале мы пытаемся тратить не больше 3 минут.

Дальше мы проходим в зал. Он практически не отличается по стилю от других кафе сети «Чикен Хауз». Всюду яркие цвета, рисунки на стенах, в общем, все, что нравится детям. Здесь довольно большой детский лабиринт, поэтому в зале сидит много мамочек. Но и других посетителей хватает – «Чикен Хауз» за короткое время стал одним из популярных мест в Торжке.

 

В ЦРБ ПРИЕЗЖАЮТ ЗА 60 КИЛОМЕТРОВ

 

Районная больница в Торжке – типовое серое 4-этажное здание. К сожалению, никто из руководства нас не смог принять, поэтому о том, как идут дела у местного здравоохранения, мы будем судить по состоянию больницы.

 Первое, что бросается в глаза, – это травматология. Я начинаю радоваться, хоть где-то ее додумались расположить сразу у входа… Но, оказывается, радоваться рано. Кабинет с надписью «Рентген» я нахожу только на четвертом этаже. Хотя здесь есть лифт, но пациенты поговаривают, что он не всегда работает. Вообще, в больнице нет ничего примечательного. В длинных коридорах, которые уже давно требуют ремонта, сидят скучающие пациенты.

Выйдя из больницы, замечаю немолодую женщину, спрашивая дорогу, невзначай интересуюсь, как ей работа ЦРБ:

– На самом деле больница у нас неплохая, много хороших врачей. Правда, в очереди приходится очень долго сидеть, чтобы на прием попасть, – рассказывает Валентина.

– Еще с этой оптимизацией совсем грустно стало. Я вот в больницу за 60 километров приезжаю. Ближе даже медпункта нет, все позакрывалось. А ведь это то же самое, что в Торжке все больницы закрыть – и пусть все жители в Тверь ездят.

 

НА ФАБРИКЕ «ТОРЖОКСКИЕ ЗОЛОТОШВЕИ» ЭКСКУРСОВОД ЧИТАЕТ СТИХИ

Золотное шитье – главный бренд древнего Торжка. Оно зародилось в XIII веке и по сей день успешно живет и развивается. Вся история уникального мастерства представлена в музее при фабрике «Торжокские золотошвеи». Бейджик экскурсовода Марины Калмыковой вышит золотыми нитками.

– Сначала художники составляют рисунок, затем подбирают цвет нитки и шов, – объясняет Марина Викторовна группе школьников. – Перенося рисунок на ткань, вышивальщицы используют кальку – аккуратно скалывают рисунок иголочкой. Большое панно мастерицы скалывают целый месяц, прежде чем начать вышивать! Красиво получилось?

– Да! – хором отвечают дети.

– В 2010 году сменилось руководство фабрики, – продолжает экскурсовод. – И сейчас мы пишем новую историю древнейшего промысла. В 2011 году наши мастера получили за свою работу золотую медаль. Она подтверждает, что руки вышивальщиц действительно золотые, а работа выполнена очень качественно. В октябре 2012-го прошел XV международный фестиваль «Бархатные сезоны в Сочи». Мы показывали там коллекцию одежды «TiZetta». Как расшифровывается название марки?

– Торжокские золотошвеи! – догадываются ребята.

Весь учебный год местные школьники могут посещать «Музей золотного шитья» бесплатно. А музей «Птица счастья», созданный командой «Торжокских золотошвей», бесплатно работает абсолютно для всех.

Марина Викторовна завершает экскурсию словами:

– Любим мы родину нашу, каждый ее уголок,

Но всех милее и краше город любимый Торжок!

Наш Торжок не столица, древний город-музей

И обычные лица у торжокских людей.

На карте страны это только кружок….

 

НА «МАРСЕ» КИПИТ ЖИЗНЬ

 

Название завода «Марс» создает впечатление, что там делают нечто массивное, космическое и, очевидно, смертоносное. Начальник отдела маркетинга Елена Морозова показывает образцы изделий. Они маленькие, как ювелирные украшения. Но не такие хрупкие.

– Микроэлектроника… – объясняет Елена. – Мы делаем металло-стеклянные корпуса для микросхем и полупроводниковых приборов, в 2000-х годах освоили технологию производства металло-керамических корпусов. Керамика все же надежнее и имеет более востребованные характеристики для производства микросхем. Производим изоляторы для конденсаторов.

– То есть жизнь на «Марсе» есть?

– Да, объемы производства растут, микроэлектроника понемногу поднимает голову. В советское время на заводе работало 2000 человек, сейчас более 700. И нужны еще кадры – главным образом высококвалифицированные: инженеры-технологи, инженеры-химики.

– А рабочие у вас с лупами сидят?

– Точнее, с микроскопами. Производство разбито на три стадии. Сначала путем штамповки вырубаются металлические заготовки, затем в высокотемпературных печах с определенной газовой средой происходит спай металла со стеклотаблеткой (это спрессованное стекло) либо с керамикой (если речь идет о металлокерамических корпусах). После этого на изделие наносят гальванопокрытие: никель или золото.

– Золото? А контроль за золотом у вас жесткий?

– Вес контролируют до четвертого знака после запятой. Однако не думайте, что золото нам привозят слитками. Это так называемая золотая соль – дицианоаурат калия. В этот цех вход только по спецпропускам.

Действительно, в «золотой цех» меня не пустили, но экскурсию по заводу провели. Фотографировать, правда, было запрещено. Техника стоит в основном отечественная, и сырье отечественное, поэтому никаких проблем с санкциями не возникает.

Завод выполняет не только заказы по микроэлектронике. Я видел, как работники предприятия делают электрофумигаторы (устройства против комаров) и как литьевая машина производит пластмассовую тару.

 

МУСУЛЬМАНИН ЛЮБУЕТСЯ ХРАМАМИ

Красоту храмов в Торжке оценил даже мусульманин – доброжелательный гастарбайтер узбекской национальности, с которым мы слово за слово разговорились у памятника Ефрему Новоторжскому. Это был Курбан-байрам, и мой собеседник в честь праздника решил отпроситься с работы (он с бригадой кроет крышу в частном доме), чтобы прогуляться по Торжку и посмотреть на храмы.

– А то, что вы любуетесь храмами, не противоречит вашей религии?

– Вы верите в Бога, и мы верим в Бога, и между нами не должно быть конфликтов. Я уважаю вашу религию, могу даже храм строить. По телевизору говорят об ИГИЛ, но это не мусульмане. Людей там берут в рабство, заставляют служить террористам, а не Богу. Если тебя зовут в ИГИЛ, надо сразу таких на *** послать, и все.

Мы стоим у памятника Ефрему Новоторжскому. Он весь завернут в какую-то пленку, на площадке вокруг него насыпан песок и расставлены колышки. Памятник обещали открыть еще ко дню города. К слову, 2015-й год можно считать 1000-летним юбилеем Борисоглебского монастыря. В 1015 году трагически погибли Борис и Глеб, и Ефрем Новоторжский основал в память о них монастырь.

– По моему строительному опыту, тут работы на десять дней, – со знанием дела говорит мой собеседник. – Осталось положить плитку, поставить ограду, скамейки – и все готово. Однако делаю не я. Когда справится администрация, не знаю.

 

ХУДОЖНИКОВ ШОКИРУЕТ СОСТОЯНИЕ ПАМЯТНИКОВ

У Борисоглебского монастыря – художница с мольбертом. Вокруг нее столпились люди.

– Я из Самары, специально приехала в Торжок, в сердце России, – рассказывает Евгения Тарасова. – Со мною в городе еще десять человек. Другие группы направилась в Нилову пустынь, в Осташков.

– Чем вас привлек Торжок?

– В Торжке много холмов – виды просто прекрасные. На небольшом пятачке здесь сконцентрированы удивительные памятники архитектуры. И главное, они обжиты: люди гуляют, молятся – здесь кипит жизнь. Это сочетание очень интересное. Мы попытаемся передать атмосферу города, увидеть наши картины можно будет 30 сентября во дворе монастыря.

– А состояние памятников архитектуры вас не печалит?

– Печалит. Нам провели экскурсию по городу – здесь столько мест, значимых для понимания истории России! И то, в каком состоянии они находятся, конечно, шокирует. Это все надо восстанавливать – архитектура красивейшая!

 

«БЕРКУТЫ» ОТКАЗЫВАЮТСЯ ОТ ФОТО

 

На ступенях 344-го центра боевой подготовки дремлют две черные дворняги.

– Это наши аэродромные собаки, – объясняет мой провожатый Валерий Григорьевич.

На первом этаже здания расположен музей. Большая часть его экспозиции посвящена истории пилотажной группы «Беркуты», созданной в 1992 году генерал-майором Борисом Воробьевым. «Беркуты» – гордость центра. На стенде фотографии пилотов, в разное время входивших в состав группы. Среди них и полковник Игорь Владимирович Бутенко, погибший 2 августа 2015 года во время показательных выступлений «Беркутов» на вертолетах Ми-28 в Рязани. Его смерть стала трагедией не только центра, но и всей России.

– После таких случаев пилоты не боятся летать?

– Не боятся. У нас другой менталитет: мы всегда анализируем причины, делаем выводы, был ли шанс спастись. В случае с Игорем Бутенко уже доказано – отказала авиационная техника, прыгать было бесполезно. Хотя они все-таки смогли посадить вертолет, но командира убила лопасть несущего винта. В истории центра, к сожалению, немало трагических событий. При испытании вертолетов погибли два начальника центра – Николай Анисимов и Борис Воробьев. Но после таких случаев летчик становится еще более собранным и аккуратным. Пилоты зажаты в строгие рамки документов, регламентирующих летную работу. Все наши инструкции написаны кровью. Поэтому летчики – самый дисциплинированный род войск. А если они начинают хулиганить, то у нас говорят: «Перо выросло».

В 344-м центре в Торжке – летный состав с отличной летной выучкой. Здесь летчики центра «изучают» новые вертолеты, поступающие в российскую армию. Они летают, потом пишут отзывы, составляют методички, дают рекомендации летчикам строевых частей. Здесь летчиков со всей России «пересаживают» на новую боевую технику. Несколько лет назад в центр пришли новые вертолеты Ка-52 и Ми-28 пятого поколения.

Летчики Центра служили во всех горячих точках – от Афгана до Чернобыля и Чечни.

Пока мы беседуем у стенда «беркутов», к нам подходит самый настоящий «беркут» – заслуженный военный летчик России, летчик-инструктор на Ка-52 Сергей Бакин, улыбчивый, подтянутый и доброжелательный:

– Я начальник первого исследовательского отдела летно-методической работы, – представляется он. – Мы летаем на новой технике, ведем научно-исследовательскую работу, пишем методические пособия – даем рекомендации для летчиков строевых частей. А затем учим их практике. На авиационных выставках показываем возможности новой техники: стрельбы, выполнение фигур пилотажа.

– Ваша работа – это большой риск. Летчики суеверные люди?

– Да, хотя мы и знаем, что все в этом деле зависит от нас, но, например, вертолета с 13-м номером вы не найдете. Когда видишь черную кошку, надо перекреститься. И, конечно, перед полетом фотографироваться нельзя.

Мне сегодня везет – к нам подходит еще один «беркут» Дмитрий Меняйло. Он рассказывает, как «беркуты» вводят в строй молодежь:

– Мы же летаем с молодежью, присматриваемся. У каждого летчика свои сильные качества. Сейчас из старой гвардии «беркутов» осталось трое, остальные – молодые пилоты.

С нами здоровается начальник центра – Андрей Попов, тоже, кстати, «беркут». Но фото на память ни с кем сделать не удается.

– Можно с вами сфотографироваться?

– Что вы! У нас сегодня полеты!

 

СЫН БИЗНЕСМЕНА ПЕРЕИГРАЛ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ

 

30-летний Максим Пилюшкин стал одни из главных героев выборов в Торжокскую думу. На своем участке он переиграл единоросса Бориса Добродумова – на тот момент председателя ТГД. Сам Максим шел на выборы от «Справедливой России».

– Я с детства живу в этом округе, по которому баллотировался, – говорит Максим. – Там многие знают меня, родителей, бабушку с дедушкой… Перед выборами я общался с людьми, они озвучивали конкретные проблемы, которые надо решить, – сделать детскую площадку, перенести лежачего полицейского и т.д. Чтобы помочь им, я иду в думу.

Мы беседуем в офисе торгово-закупочной компании «Тверца». Максим там работает замдиректора, а генеральный директор – его отец, Иван Пилюшкин.

– А как вам удалось переиграть Добродумова?

– У нас была честная борьба. Но, может, люди просто хотят, чтобы власть сменилась.

– Почему вы выступили от «Справедливой России»? Это подчеркивает вашу оппозиционность?

– Нет, просто как справедливоросс я могу общаться с однопартийцами из Госдумы и заксобрания, набираться опыта, получать какие-то советы. Партия «ЕР» значительно больше, и там сложнее выйти на коллег «из верхов». А так, мне кажется, неважно, в какой ты партии, главное – улучшить жизнь в городе.

– Говорили, что мэр Торжка Анатолий Рубайло призывал всех «справедливороссов» отказаться от участия в выборах, применяя разные методы – от мягких просьб до угроз и привлечения административного ресурса. Якобы слишком высока была угроза «ЕР» от «Справедливой России».

– Да, такие слухи ходили, но меня это не коснулось.

 

НА «SCHIEDEL» СОБИРАЮТ МЕТАЛЛИЧЕСКИЕ ДЫМОХОДЫ

Внушительные габариты завода «SCHIEDEL» и его серая металлическая крыша видны издалека. Здесь все серьезно: пропускная система, сторожевая собака и высокий забор. Мимо едет погрузчик с бетонными блоками. У входа в административное здание меня встречают Валерия Архипова, специалист по маркетингу (она специально приехала на встречу из Москвы) и Игорь Вяхирев, директор производства в Торжке. По-домашнему угощают горячим чаем с печеньем.

– Бренду «SCHIEDEL» в следующем году исполнится 70 лет, – вводит в курс дела Игорь Владимирович. – В 1946 году сенатор Фридрих Шидель основал в Германии компанию по производству дымоходных систем. Сегодня «SCHIEDEL» выпускает линейку керамических и стальных дымоходов для всех видов отопительных приборов (котлы, камины, печи), которые могут работать на разном типе топлива. Наше новое направление – вентиляционные системы для индивидуальных и многоквартирных жилых домов.

– А когда компания «SCHIEDEL» появилась в России?

– Экспансия в страну началась еще в 2004 году в Москве. Там был создан логистический склад для хранения продукции и последующей продажи потребителям. Увеличение объемов заказов привели к новой задаче – поиску района с выгодной транспортной доступностью от трассы М-10 для строительства завода «SCHIEDEL» в России. Торжок стал идеальным вариантом. В то время администрация города активно привлекала инвесторов, поэтому нас встретили очень радушно. Официальное открытие завода состоялось в 2009 году. Сегодня у нас налажено производство керамзитно-бетонного блока для различных диаметров дымовых труб. Это связано с тем, что каждый котел (камин, печь и т.д.) имеет индивидуальную мощность, поэтому нужно правильно подобрать сечение дымохода, чтобы он «не задохнулся» и правильно работал.

– А в Твери уже пользуются продукцией вашей компании?

– С 2006 года мы активно сотрудничаем с организацией «Тверьгражданстрой», «НОВИНТЕК». Наши керамические дымоходы подрядчики используют в многоквартирном строительстве с индивидуальным отоплением. Благодаря высокой стойкости к колебаниям температур и нечувствительности к влаге и кислотам, срок эксплуатации таких дымоходов равен сроку службы здания. Более того, они легко и быстро монтируются, что значительно экономит время и средства.

Чтобы наглядно представить качество продукции «SCHIEDEL», мне проводят экскурсию по заводу. В ярком салатовом жилете и фотоаппаратом в руке я ступаю на территорию производства. В большом цехе идет процесс формирования керамзитобетонного блока на немецком оборудовании. Машина прессует смесь в форме, а затем выкладывает ее на пол.

В Германии выработан рецепт смеси для изготовления керамзитобетонного блока, который используется в производстве. Когда блок отпечатают, он должен отстояться в цехе, чтобы набрать прочность, нужную для его транспортировки и складирования на площадке готовой продукции. Затем продукт должен определенное время «отстояться».

– Изделия из керамзитобетона – это не хлеб: утром замесили – вечером продали. Он должен пролежать 28 дней и только потом поступить в продажу, – говорит Игорь Вяхирев.

 

ПРОДУКЦИЮ ЗАВОДА ПОДДЕЛАТЬ НЕВОЗМОЖНО

Удивительно, но меня проводят абсолютно везде и разрешают все фотографировать. В небольшом помещении два сотрудника за компьютерами контролируют процесс приготовления смеси.

– На предприятии производят внешнюю часть дымохода – керамзитобетонный блок. А так система состоит из многих элементов и самым важным является керамическая труба, которую производят в Германии. К нам привозят керамическую трубу уже как готовый материал для изготовления дымохода. Все процессы автоматически выполняет немецкое оборудование, а специалисты отвечают за контроль и наладку производства. Поэтому на таком большом заводе работает всего 33 человека! Сюда также входят административный и логистический отделы. Мы полностью вовлечены в производство, поэтому реализацией нашей продукции заняты опытные дистрибьюторы.

В следующем зале полы сухие и нет бетона. Здесь расположено производство стальных дымоходов. Металлические трубы разного диаметра и цветов (черные, серебристые, серые) стоят на паллетах.

– Комплектующие к металлическим дымоходам привозят из Германии. Здесь идет изготовление прямых участков трубы и последующая сборка готовой трубы. Сталь для металлических дымоходов также доставляют из Германии.

– Влияет ли сезонный фактор строительства на заказы продукции?

– Конечно, сезонность имеет значение. Однако уже второй год зимой поступает большое количество заказов: цены начинают расти с марта, и многие покупатели стараются оформить заказы по старым ценам. При этом товар можно забрать и позже на пару месяцев, главное – вовремя оплатить.

– «SCHIEDEL» в Торжке планирует расширять производство?

– Год назад это входило в наши планы. Но в кризис мы решили повременить. Сейчас мы увеличиваем производственные мощности в Торжке – за счет технологических возможностей, смогли удвоить производительность. Люди бизнеса стараются работать на конечный результат – получение прибыли. Сейчас наша компания делает акцент на развитие бизнеса в России.

 

СОТРУДНИЦЫ МУЗЕЯ ПЕРЕОДЕВАЮТСЯ В ДАРЬЮ ПОЖАРСКУЮ

Музей Пушкина в Торжке находится в старинном дворянском особняке конца XVIII – начала XIX века. В фойе стоит коробочка с надписью «Сбор пожертвований на покраску здания». Директор музея Наталья Фокина раньше работала учителем литературы и не то чтобы увлекалась Солнцем русской поэзии.

– А сейчас Пушкин стал будто членом нашей семьи, – признается она. – Неувлеченный человек в музее работать не сможет.

Концепция музея оформилась в 1979 году – это путешествия Пушкина по государевой дороге из Петербурга в Москву. Каждый зал – часть пути: Санкт-Петербург, Торжок и торжокские знакомые Пушкина… Центральная экспозиция – связи Пушкина с местными дворянами Олениными. Всего Пушкин проезжал через город 23 раза.

В 2007 году произошла реэкспозиция музея, изменилось его оформление, было решено сделать экспонат из самого дома, представить его как дворянский особняк с характерным интерьером и деталями быта. Главный экспонат музея – портрет Дарьи Пожарской.

– Это популярная героиня торжокских праздников!

– Да, мы сегодня тоже в нее переодевались. Мы часто проводим театрализованные экскурсии, интерактивы, балы для школьников. Надо же как-то выживать! Областного финансирования хватает только на зарплату и услуги ЖКХ. Порой ночами не спишь, думаешь, как бы еще извернуться. В Торжке очень высока конкуренция среди музеев – только у ВИЭМа несколько зданий. То же золотное шитье – хоть у нас и добрососедские отношения с их «Музеем пояса», и директор фабрики Олег Иванов нам по мере сил помогает, но табачок врозь.

 

МАЛЬЧИКИ ПРЫГАЮТ ЧЕРЕЗ САМИРА

Секция по самбо в Торжке имеет более чем 50-летнюю историю. Ее основал известный торжокский спортсмен Александр Иванович Копейкин – сейчас ему посвящен Всероссийский турнир по самбо. Эстафету принял Николай Николаевич Савин, также успешный-тренер самбист, который недавно избрался депутатом Торжокской городской думы.

Сергей Петров, с которым я общаюсь во время тренировки малышей по самбо, уже третье поколение торжокских тренеров-преподавателей, ученик Савина. Здесь работают и другие его ученики.

Наша беседа проходит под бодрые выкрики Сергея – он дает задания юным самбистам. Десяток малышей в куртках, шортах и борцовках цугом бегут по большому ковру, пятятся задом, ходят гусиным шагом.

– Я вообще-то не планировал быть тренером, – говорит Сергей. – Вернулся в Торжок после армии, хотел идти на завод. Но преподавательская работа меня затянула.

Окончил наше педучилище, затем Академию физической культуры. Остался в Торжке. Если не мы, то кто будет работать с детьми?

– Легли, тянем мышцы бедра!

– Сейчас у меня четыре группы. Две спортивно-оздоровительные, для начинающих. А старшие группы уже показывают неплохие результаты. У нас два победителя первенства мира, есть мастера спорта международного класса по самбо. Очень помогает родительский комитет, в том числе деньгами, за что им большое спасибо.

– Складочки – 5 раз! Приседания – 5 раз!

– Традиционно хорошо выступают девочки. Они тренируются вместе с мальчиками и впитывают их характер – становятся более сильными и выносливыми. Среди них идет здоровая конкуренция. 50% детей приводят на самбо, чтобы их неуемная энергия оставалась здесь, а не дома. Но есть зажатые детишки, которых мы раскрываем, подтягиваем физически. Мы учим детей стоять за себя, не врать, уважать старших. Такова философия нашего вида спорта.

– Так, а теперь Самир маленький ложится на ковер – мальчики, все прыгаем через Самира!

 

БОРЩ В КОЛЛЕДЖЕ СТОИТ 20 РУБЛЕЙ

Торжокский педколледж (педучилище) имеет славную историю. Когда-то он готовил учителей для всей области. Заведение и сейчас держит марку, хотя среднее педагогическое образование уже не так котируется – всем подавай высшее.

Колледж носит имя Федора Бадюлина – местного революционного деятеля, в 1920-е занимавшегося ликбезом торжокских учителей.

Заходишь внутрь и сразу попадаешь в спортзал – светлый, вместительный, хорошо оборудованный. Виталий Гончаренко, руководитель по физвоспитанию, вместе с коллегами составляет расписание кружков и секций.

– Баскетбол, волейбол, пинг-понг, гимнастика, гиревой спорт… – перечисляет Виталий Анатольевич доступные студентам спортивные секции. – Сейчас многие ребята увлечены мини-футболом.

Уже несколько лет колледж берет призы на соревнования разного уровня. Но при этом физическая подготовка студентов с каждым годом слабеет.

– Потому что в школе сократили часы на физкультуру, – объясняет он. – Раньше студенты были крепче, сильнее и здоровее!

Затем Гончаренко путаными коридорами ведет меня к местной «аллее славы». Стеклянные полки ломятся от огромного количества кубков. Рядом красуются портреты лучших спортсменов колледжа.

– Наш колледж подготовил именитых спортсменов: мастер спорта международного класса по самбо и дзюдо Сергей Петров; мастер спорта международного класса по лыжным гонкам, победительница Всемирных студенческих игр 2006 года Ольга Михайлова; чемпион области 2008 – 2009 годов по лыжным гонкам, мастер спорта России Алексей Соловьев. Директор школы Олимпийского резерва Торжокского района Николай Савин тоже наш выпускник!

– Каким профессиям здесь обучают, кроме тренерской?

– Дошкольное образование, преподавание в начальных классах, прикладная информатика, декоративно-прикладное искусство и народные промыслы. Мы набираем студентов и по направлению «Вышивальщица» (с изучением золотного шитья). Девочки могут пройти практику на предприятии «Торжокские золотошвеи», а затем успешно трудоустроиться.

В большой столовой колледжа расписные стены. Здесь большой ассортимент блюд – и все непривычно дешевое. Например, и борщ, и каша стоят по 20 рублей.

 

ЛЕТЧИК СКУЧАЕТ ПО НЕБУ

 

– Когда мы служили, в стране было около 50 авиаполков, это было золотое время армейской авиации. А сейчас на всю Россию, наверное, 12-15 полков. Российской гражданской авиации на вертолетах почти не осталось, – вздыхает Валерий Михайловский.

Я понимаю, что летчики до сих пор сердятся на экс-министра обороны Сердюкова, пришедшего «из гражданских», и со сдержанным уважением относятся к Шойгу: он все-таки из МЧС, тоже погоны носил.

– Раньше в авиационном училище был 420 человек курс, потом 70, а сейчас опять 350. Мы видим, что Шойгу возрождает армейскую авиацию.

Валерий Григорьевич – инженер-исследователь в научно-исследовательском отделе центра. Всю жизнь посвятил службе в Армейской авиации, пролетал на вертолетах более 30 лет, имеет боевой опыт.

– Всю жизнь я ходил на работу с радостью. Это же не самолет, когда под тобой земля в квадратиках. Вертолет летит на высоте птичьего полета, и ты видишь всю красоту земли нашей! В молодости, когда мы много летали, я и во сне летал – подпрыгивал, руками махал.

– Все летчики такие романтики?

– Когда летчик теряет романтику – все, его можно списывать.

Вообще, все авиаторы, как я заметила, улыбчивые, спокойные и тактичные.

– Другие в нашей профессии не приживутся, – кивает Валерий Григорьевич. – У нас все должно строиться по-доброму. Все из одного училища, все равны. Когда кто-то кричит, это вызывает недоумение.

 

НА «ВЕРТИКАЛИ» СДЕЛАЛИ ОБЪЕМНЫЙ ПОРТРЕТ ПУТИНА

Тифлоцентр «Вертикаль» создает уникальную продукцию – тактильные средства для адаптации инвалидов по зрению. Этот бизнес в полной мере можно назвать «социально ответственным».

– Сегодня мы работаем в нескольких направлениях, но в приоритете – создание благоприятной среды для слепых, – объясняет Алексей Черепнов, директор компании и одновременно – депутат Торжокской городской думы. – 8 лет назад один знакомый из Сызрани озадачил меня вопросом: «А мы можем организовать уличное пространство для слепых?» Оказалось, на тот момент в этой сфере не было достойных профессионалов. Нас зацепила эта тема, и мы начали в ней работать. Сегодня на федеральном уровне мы активно сотрудничаем с комплексными центрами реабилитации и Всероссийским обществом слепых. Изучаем, разрабатываем и совершенствуем существующие методы ориентирования для слепого человека. Патентуем наши изобретения. В планах совместный проект с Дианой Гурцкой – обеспечение общепита специальным меню по системе Брайля.

Я изучаю фирменный журнал с продукцией «Вертикали»: информационные табло, вывески-меню по системе Брайля, напольная тактильная плитка, дверные пиктограммы, указатели, говорящие остановки, подъемники для колясочников и многое другое.

Алексей Игоревич провожает меня на производство к макетам и стендам. На каждой вывеске привычный язык и цифры сочетаются с их объемным изображением и самим тактильным шрифтом.

– Стенды должны подходить абсолютно всем: зрячим, слабовидящим и слепым, – комментирует Алексей Черепнов. – Отмечу, две последние категории кардинально отличаются.

Следующий стенд с желтой тактильной (рельефной) плиткой в продольную полоску и с круговыми выступами. Первая означает направление движения для слепого, вторая – зона внимания. По ГОСТу высота поверхности – 5 мм.

– Я видела такую в городе… а почему она желтого цвета?

– Это крайний цвет спектра, который видит слабовидящий человек. Также он контрастен с окружающей серой средой. Поэтому при светлых полах нужно применять черный контраст. Более того, для офисных помещений мы предлагаем отдельные рельефные индикаторы, в основном металлических оттенков. Вы правы, тактильную плитку можно увидеть на улицах, но далеко не всегда она вымощена правильно.

Алексей показывает фотографии такой «безграмотности»: где-то из пешеходной плитки торчит столб, в другом месте летняя веранда «Кофе Хаус» в Москве и вовсе перегородила путь слепому. На следующей фотографии – Тверской колледж сервиса и туризма. Здесь дорожку для слепых совместили с пандусом колясочника.

– Вот такая «недоступная доступность», – говорит Алексей. – Мы изучаем городское пространство и выявляем грубые ошибки. Скоро планируем запустить проект «Удобный город». Его принцип взят из передачи «Ревизорро». Группа людей: колясочник, слепой и сопровождающие, которые знают нормативы, – пытаются самостоятельно получить услугу (купить продукты в магазине, подняться в офис на лифте, пообедать в кафе и т.д.). Думаю, это будет очень содержательный проект.

– Как я уже говорил, мы постоянно сотрудничаем с ВОС и школами для слепых, поэтому тестируем всю продукцию и учитываем личные пожелания людей. У нас есть объемные и голосовые карты, книги для слепых. Одно из новых направлений – объемный портрет.

Алексей показывает мне портрет Путина:

– Недавно школы попросили добавить портреты Обамы, Меркель, Шойгу и Медведева.

– Вы упомянули, что являетесь федеральной компанией.

– Да, мы активно работаем по России и отправляем продукцию в ближнее зарубежье (Казахстан, Белоруссия, Украина). Мы запатентовали тактильный-индукционный аппарат для незрячих и слабослышащих, – Алексей показывает мне небольшую прямоугольную коробку.

Мы кладем устройство на стол, и оно создает магнитное поле в радиусе 1 метра. Слуховой аппарат его воспринимает и преобразует в акустический сигнал. А маленький радиус поля не захватывает внешние шумы (лай собаки, работа холодильника, чужой разговор).

После посещения «Вертикали» я убеждаюсь: люди с ограниченными возможностями далеко не беспомощны. Просто им нужна грамотная организация пространства, чем и занимается тифлоцентр в Торжке.

 

«МОЛОЧНОЕ ЦАРСТВО» ДЕРЖИТ ВЫСОКУЮ МАРКУ

Торжокский молочный комбинат узнается еще издалека по своему сказочному логотипу «Молочное царство». Именно под этим брендом продукция завода поступает на прилавки торговых сетей и магазинов.

– Комбинат был построен в середине прошлого века и выпускал сливочное масло и сыр, – рассказывает коммерческий директор Павел Новиков. – В конце 90-х компания «Тверца» приобрела пакет акций. Новые акционеры понимали, что завод надо либо закрывать, либо полностью реконструировать, менять технологии производства, обучать персонал, набирать новых специалистов.

– Сейчас завод выглядит очень современно…

– Да, переделывали все практически с нуля, самое сложное – пришлось ломать стереотипы. Ведь тогда был везде полный развал, ничего никому не было нужно, относились ко всему как к общественному, работать на себя и за себя не привыкли. Сейчас это совсем другой завод.

– Сколько же человек работает на комбинате?

– Работу завода обеспечивают более 180 человек, практически все – жители Торжка и района. Коллектив молодой, зарплата стабильная. Мы всегда открыты для тех, кто хочет работать и зарабатывать, мы ждем на работу и готовы обеспечить достойными условиями специалистов молочного производства, наладчиков оборудования, лаборантов.

– Какие виды продукции вы выпускаете?

– Мы производим 120-130 тонн продукции в сутки. В ассортименте более 40 наименований. Это классика молочного производства – молоко, кефир, ряженка, сметана, масло, творог…Продукция производится как в низком ценовом сегменте, в упаковке финн-пак, так и в более дорогой упаковке diamond curve. В ноябре планируется начать выпуск молока в новой «семейной» упаковке – 1,5 и 2 литра, это позволит серьезно экономить семейный бюджет, не в ущерб качеству продукта.

– Молочное производство, насколько я знаю, часто испытывает дефицит сырья. Существует ли у вас такая проблема?

– Да, проблема с сырьем существует, я бы назвал ее сезонной. Зимой молока не хватает, но у комбината давно сложились партнерские отношения с сельхозпроизводителями из Тверской и Московской областей. Мы сотрудничаем также с поставщиками из Тульской области. Благодаря эффективной работе нашего отдела снабжения мы дефицит не ощущаем.

– Где можно купить вашу продукцию?

– ТМК «Тверца» поставляет свою продукцию, начиная с северо-запада России, это Санкт-Петербург и Ленинградская область, заканчивая Ярославлем и Брянском. «Молочное царство» можно купить в известных магазинах – «Пятерочка», «Лента», «Атак», «Магнит», «Дикси», «Карусель».

– Сегодня много говорится о качестве молочной продукции. Удается ли вам, как говорится, держать марку?

– Продукты «Молочное царство» отвечают самым строгим требованиям ГОСТ. В 2013 году предприятие внедрило систему добровольной сертификации, основанной на принципах НАССР, Р ИСО 22000-2007.

– Молоко – это флагманский продукт торговых сетей, – добавляет пиар-директор Евгения Хохлова. – То есть человек приходит в магазин за молоком и покупает что-то еще. А если оно будет плохого качества, то покупатель не пойдет в этот магазин и, соответственно, ничего не купит. Поэтому торговые сети так заинтересованы в качестве и с удовольствием с нами сотрудничают. Мы сами пьем молоко нашего завода – это тоже показатель, – улыбается Евгения.

 

В МУЗЕЕ ПОКАЗЫВАЮТ БИВЕНЬ МАМОНТА

Одно из зданий Всероссийского историко-этнографического музея, в чей комплекс входят 11 площадок по всему городу, расположено на площади 9 Января

– Сначала это был просто зал сменных выставок, – рассказывает экскурсовод Светлана Павлова. – Самостоятельно музей начала работать только в 1989 году. Начинали с восковых фигур, а сейчас делаем постоянные экспозиции. Первой стала «Прогулки по старому Торжку». Однако сегодня мы представляем ее второй. Сначала идет «История под нашими ногами» – об археологических раскопках в Торжке.

Светлана показывает проект древнего жилища, бивень мамонта, «отщепы» (осколки, из которых изготавливались первые орудия и инструменты).

– Древние культуры различались по оттеску керамики, – комментирует Светлана. – А железный век здесь начинается уже в VIII веке до н.э. Отмечу, что первыми на нашу землю хлынули финно-угры и уже потом славяне.

– Действительно ли Торжку исполнилось 1000 лет?

– Смотрите, ученые обнаружили настилы мостовых. Это – индикаторы определения возраста города. Уже по ним можно определить, что наш город образовался минимум в X-XI веках. Также здесь было найдено 19 берестяных грамот, что ставит Торжок на третье место в России по числу подобных находок.

На стендах в музее представлены «отрывки» различных торжокских ремесел и предметы обихода: украшения из камней и металла, насадки на веретено, шахматы, рукоятки для ножей. Меня заинтересовал «светец-бродило» – чугунная палка с ответвлениями для лучин – так можно было проводить гостя до ворот. Мы поднимаемся на второй этаж.

– Экспозиция «Прогулки по старому Торжку» была создана в 2002 году и пользуется особой популярностью. В нашем городе более 250 памятников архитектуры – недаром Торжок называют музеем под открытым небом!

Над проектом работали: Виктория ВЕРЕСКОВА, Анастасия ИВАНОВА, Дмитрий КОЧЕТКОВ, Любовь КУКУШКИНА, Екатерина СМИРНОВА


Газета «Караван+Я» выходит на территории Тверской и Московской областей с приложением «Ярмарка объявлений». Работа, недвижимость, строительство, образование, туризм, бизнес – все, что вам необходимо знать, вы найдете у нас! Принимаются бесплатные объявления по телефону: 8(4822)788-139. Нужен больший эффект? Для Вас реклама и платные объявления! Тел.: 8(4822)788-798. Подробнее с правилами можно ознакомиться по ссылке.



Добавить комментарий

     

 

 

Список комментариев к статье

07.10.2015 13:52 Николай
Очень замечательный репортаж.Только ничего не сказано про СТОД и Вагонзавод
07.10.2015 11:34 Артём
Очень поверхостно и во многом не соответствует реалиям. Статья на натянутую "три".



Караван выходит в городах:

Тверская область
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер
Московская область
  • Волоколамск
  • Дмитров
  • Дубна
  • Клин
  • Лотошино
  • Солнечногорск
  • Шаховская

 

Цирк Филатовых

Оформи подписку на газету "Караван+Я"

Абитуриент-2018